Большая энциклопедия онлайн
КИТАЙ
КИТАЙ, страна в Азии, официальное название – Китайская Народная Республика.



Китай. Столица – Пекин. Население – 1224, 0 млн. человек. Плотность населения – 127 чел. на 1 кв. км. Соотношение городского и сельского населения – 29% и 71%. Площадь – 9 560 940 кв. км. Высоты: низшая точка – г. Эверест (8848 м над у.м.), низшая точка – 154 м ниже у.м. Основной язык – китайский. Политическое деление: 23 провинции, 5 автономных районов, 4 города центрального подчинения. Денежная единица: 1 юань = 100 фэней. Национальный праздник – 1 октября. Государственный гимн: «Марш Добровольцев».



Flag Images © 1998 The Flag Institute
Флаг Китая



Atlas Editions Artwork

ПРИРОДА

Территория Китайской Народной Республики включает в себя собственно Китай (18 исторических провинций Китайской империи), Внутреннюю Монголию, Синьцзян, Северо-Восток (Маньчжурию) и Тибет. Провинция Тайвань, которая контролируется Китайской Республикой, рассмотрена отдельно

(см. ТАЙВАНЬ). КНР занимает площадь 9 562 031 кв. км (без Тайваня), это большая часть Центральной и Восточной Азии. В целом она расположена на трех высотных уровнях: на возвышенном массиве Тибета, который лежит на высотах более 2000 м над у.м.; на высоких плато и в котловинах Синьцзяна, Внутренней Монголии и большей части собственно Китая (в интервале от 200 до 2000 м над у.м.) и на аллювиальных низменностях на северо-востоке, востоке и юге страны, лежащих ниже отметки 200 м над у.м.

Тибетское плато. Обширное Тибетское плато занимает более четверти территории Китая и включает в себя собственно Тибет, Цинхай и западную часть провинции Сычуань. Тибетское нагорье, расположенное в западной и центральной частях плато на высотах, в целом превосходящих 3960 м, было справедливо названо «крышей мира». Пересекающие Тибет бесчисленные хребты, вытянутые с востока на запад, поднимаются до высот 5500–7600 м. Между хребтами пролегают широкие, пустынные, очень холодные и преимущественно незаселенные долины. Плато обрамлено еще более высокими горными хребтами. С юга Тибет надежно отгорожен от Индии Гималаями, высочайшая вершина которых гора Эверест (8848 м) находится на границе Тибета и Непала. Далее к западу хребет Каракорум отделяет Тибет от Кашмира и Пакистана. Северное обрамление Тибета образуют (с запада на восток) величественные горные хребты Куньлунь, Алтынтаг и Циляньшань. Северные склоны этих гор круто спускаются к территориям Синьцзяна и Внутренней Монголии.

Цайдамская впадина в провинции Цинхай лежит в северо-восточном секторе Тибетского плато, между горами Куньлунь на юге и Циляньшань на севере. Цайдамская впадина расположена на высотах 2700–1800 м над у.м., несколько ниже остальной части плато, и изолирована от территорий, лежащих к северу и к востоку от нее. Западная часть котловины занята пустыней, в центральной ее части имеются обширные болота и соленые озера. Население Цайдама – это в основном кочевники, на протяжении многих столетий занимающиеся разведением лошадей. Открытие месторождений нефти, угля и железных руд в этой котловине и разработка огромных отложений соли привели к развитию местной промышленности.

Северные и западные районы Тибета и котловина Цайдам являются бассейнами внутреннего стока. Плато усеяно сотнями бессточных солоноватых озер, в которые впадают небольшие реки. В южной части Тибета р.Брахмапутра, называемая в Китае Ярлунг-Цзангбо (Ялуцанг-Буцзян), берет начало на северном склоне Гималаев и на протяжении 970 км течет на восток, а затем, прорезая горные хребты, поворачивает на юг и выходит на равнину Ассам в Индии. Брахмапутра и ее притоки текут в глубоких защищенных долинах, что делает возможным оседлое существование в таких городах, как Лхаса, Джангдзе и Шигаце. На восточной окраине Тибетского плато берут начало три из величайших рек мира – Янцзы, Меконг и Салуин. В этом районе огромные хребты, пересекающие плато Тибет, изгибаются к юго-востоку и затем к югу. Высоты в целом сохраняются на уровне выше 3000 м, а часто намного превосходят его. Пик Гунгашань (Миньяк-Ганкар), вершина в горах Дасюэшань на западе Сычуани, поднимается на 7556 м.

Высокие плато и котловины. Серия плато и котловин примыкает к Тибетскому плато на севере, северо-востоке и востоке. Эти территории – Синьцзян, Внутренняя Монголия и возвышенные равнины собственно Китая – лежат в интервале высот от 2000 до 200 м, однако заметно отличаются друг от друга по своему характеру.

Синьцзян, расположенный к северу от гор Куньлунь, состоит из двух обширных бассейнов внутреннего стока: Тарима и Джунгарии. Таримский бассейн простирается от Кашгара на западе до Хами (Кумул), а на востоке на абсолютных отметках от 610 м в центральной части и до 1525 м по периферии. Он обрамлен горами Куньлунь и Алтынтаг с юга, Памиром на западе и Тянь-Шанем на севере. Все эти горы имеют высоты более 6100 м. С восточной стороны бассейн обрамлен менее внушительными горными хребтами, вершины которых местами достигают более 4300 м. В его центральной части расположена одна из самых сухих и недоступных пустынь мира – Такла-Макан. Река Тарим и ее притоки, берущие начало с ледников в окрестных горах, несут свои воды к этой пустыне и теряются в ее песках или впадают в соленое озеро Лобнор. В районе оз. Лобнор Китай проводит свои ядерные испытания. К северу от оз. Лобнор находится замечательная форма рельефа – впадина Турфан. Она имеет длину около 80 км и ширину около 56 км. Здесь, в сердце этой горной страны, поверхность опускается приблизительно до 153 м ниже у.м. Для Турфанской впадины характерны огромные годовые амплитуды температур: от 52° С летом до –18° зимой. Осадки выпадают редко.

Еще один крупный бассейн, Джунгарский, занимает территорию треугольной формы к северу от Тянь-Шаня. Она ограничена с северо-запада серией хребтов, высочайшим из которых является Джунгарский Алатау в Казахстане, а с северо-востока – Алтайскими горами. Джунгария в среднем приблизительно на 610 м ниже Таримского бассейна, и климат ее не столь засушливый. Тем не менее большие территории здесь заняты полупустынями и степями, где живут кочевники. На северо-западе Джунгарии, около Карамая, имеются обширные нефтяные месторождения, а в районе Урумчи, на южной окраине котловины, – месторождения угля и железных руд.

Ни одна река Таримского бассейна не имеет выхода к морю, все они теряются в песках. То же характерно и для Джунгарии, за исключением рек Или и Иртыш, которые текут в западном направлении, к равнинам Казахстана. В Таримском бассейне речные воды прежде, чем исчезнуть в песках, дают жизнь кольцу оазисов, окружающих пустыню. Именно через города, расположенные в этих оазисах, почти 2000 лет назад пролегал Шелковый путь, связывавший Китай с Римской империей.

Автономный район Внутренняя Монголия занимает китайскую часть огромного Монгольского бассейна с пустыней Гоби в центре. На территории Китая котловина большой дугой простирается к востоку от Синьцзян-Уйгурского автономного района к границе России и Маньчжурии. Южные и восточные границы района образованы серией хребтов Хэланьшань, Иньшань и Большой Хинган, которые, извиваясь, тянутся на северо-восток от Циляньшаня и имеют относительно небольшие высоты – 1800–900 м. Большая часть Внутренней Монголии лежит в интервале высот от 900 до 1500 м над у.м. В целом это сухая степная территория, где значительные площади занимают полупустыни и имеется несколько настоящих пустынь: Алашань и Гоби на западе. Немногочисленные короткие реки текут на север, чтобы затеряться в пустыне Гоби на территории Монголии.

Возвышенное плато собственно Китая занимает значительную часть территории страны южнее Внутренней Монголии и восточнее Тибетского плато. На юге оно пересекает страну, протягиваясь множеством хребтов до восточного побережья. Возвышенность отчетливо подразделяется на несколько регионов. Все они лежат на высотах от 200 до 2000 м над у.м. Это пустыня Ордос, Шэньси-Шаньсийское плато, горная система Циньлин, Сычуаньская впадина, плато Юньнань-Гуйчжоу и Наньлин.

Горы Циньлин во многих отношениях являются наиболее важной формой рельефа в пределах плато. Они представляют собой серию хребтов, пересекающих центральный Китай от южной части провинции Ганьсу на западе до провинции Аньхой на востоке. Эта горная система тянется на восток от Циляньшань (Наньшань) через горы Циньлин, Фунюшань и Дабешань к северу от города Ухань. Хребты, разделяющие два главных водосборных бассейна рек Хуанхэ (Желтой реки) и Янцзы, резко разграничивают собственно Китай на северную и южную части, различные по геологии, климату, почвам, естественной растительности, главным сельскохозяйственным культурам и основным продуктам питания.

Шэньси-Шаньсийское плато расположено к северу от гор Циньлин и к югу от пустыни Ордос. Оно простирается от Тибетского плато на западе до низменностей Северо-Китайской равнины на востоке. Отличительной особенностью плато является мощный слой лесса, тонкозернистой (как тальковая пудра) желтоватой рыхлой эоловой породы, нанесенной ветром из внутренних областей. Мощность этого слоя местами достигает 76 м. Лессовый покров в значительной мере маскирует первоначальный рельеф. Крутые склоны холмов были во многих местах террасированы, что еще более изменило ландшафт. Лесс является легкой породой, которую просто обрабатывать, однако он также легко подвергается речной эрозии, что приводит к образованию на данной территории глубоких оврагов.

К северу от лессового плато расположена пустыня Ордос, плато, лежащее в целом на высотах более 1500 м над у.м. В ее северо-западной и юго-восточной частях распространены песчаные дюны, в то время как центральная часть испещрена небольшими солеными озерами. Пустыня Ордос отделена от обработанных лессовых земель Великой Китайской Стеной.

Сычуань, или «Красная равнина», лежит южнее гор Циньлин, непосредственно к востоку от хребтов восточного обрамления Тибетского плато – Дасюэшань и Цюнлайшань, образующих крутую высокую цепь, многие пики которой превосходят 5200 м. Эти хребты вместе с горами Миншань и Дабашань на севере и плато Гуйчжоу на юге обрамляют впадину, дно которой понижается от 900 м на севере до 450 м на юге. Этот регион весьма плодороден и является одной из наиболее густо населенных областей Китая. Он сложен преимущественно древними красноцветными песчаниками, которые перекрывают обширные, но глубоко залегающие юрские угленосные отложения. Крупные поверхностные месторождения угля располагаются вдоль северного, южного и юго-восточного краев котловины. Широко распространены также глины и нефтеносные известняки. Благодаря защищенности высокими горами Сычуань имеет репутацию труднодоступного района.

Плато Юньнань-Гуйчжоу, продолжающее на более низком уровне Тибетское плато, лежит к югу и юго-востоку от котловины Сычуани. В западной части плато Юньнань, имеющей высоты в целом от 1800 до 2100 м над у.м., пролегают долины рек Салуин и Меконг, достигающие местами глубины 1500 м при ширине всего 500 м, что чрезвычайно затрудняет передвижение в этом районе. Эта глубоко расчлененная территория в течение долгого времени играла роль барьера между Китаем, Индией и Бирмой. На востоке, в Гуйчжоу, характер рельефа меняется. Высоты уменьшаются местами до 900 м и менее, горы становятся не столь крутыми, а долины расширяются.

Горы Наньлин («Южные хребты») простираются от плато Юньнань-Гуйчжоу на западе до группы хребтов Уишань в юго-восточных прибрежных провинциях Фуцзянь и Чжэцзян. Этот широкий пояс возвышенностей отделяет бассейн р.Янцзы на севере от бассейна реки Сицзян («Западной реки») на юге. Регион Наньлин-Уишань богат полезными ископаемыми, включая широко разбросанные месторождения вольфрама, сурьмы, свинца, цинка и меди.

Низменности. Лишь около 10% территории Китая лежит на высотах менее 200 м над у.м., но именно на этих территориях плотность населения достигает наибольшей величины. Существует пять главных низменных регионов: Северо-Китайская равнина, долина реки Хуайхэ, среднее течение Янцзы и ее дельта, Северо-Восточная (Маньчжурская) котловина и котловина р.Сицзян. Северо-Китайская равнина, котловина Хуайхэ и дельта Янцзы смыкаются вблизи побережья, образуя фактически единую полосу равнин, протянувшихся от Пекина на севере до Шанхая на юге и прерываемую только возвышенностью Шаньдуна. Далее в глубине материка средняя впадина Янцзы отделяется от этой обширной равнины горами Дабешань, крайним восточным продолжением горной системы Циньлина. На севере узкая полоса вдоль побережья соединяет Северо-Китайскую равнину с Северо-Восточной котловиной. Низменность р.Сицзян лежит к югу от бассейна и дельты Янцзы, за «Морем гор», образованным горами Наньлин и Уишань.

Каждая из крупных низменностей образована одной или несколькими реками, поэтому целесообразно их совместное описание с этими реками.

Хуанхэ Желтая река») и Северо-Китайская равнина. Река Хуанхэ, имеющая длину 5163 км, берет начало на Тибетском плато в провинции Цинхай. Устремляясь на восток бурным потоком, она прокладывает свой путь вниз с плато через ущелье Люцзяся и далее через возвышенности провинции Ганьсу около Ланьчжоу. Здесь начинается «большой северный изгиб» долины Хуанхэ протяженностью 2400 км, который огибает край пустыни Му-Ус (пустыни Ордос). Нижний по течению отрезок этой дуги Хуанхэ длиной 640 км, направленный на юг, образует границу между провинциями Шаньси и Шэньси, рассекая центральную лессовую область. На этом участке река набирает огромное количество ила. В результате летом, когда река наиболее полноводна, она напоминает густой желтый суп. Именно из-за этого на расположенных ниже по течению равнинах происходят частые половодья, а сама Хуанхэ была прозвана «горем Китая».

Хуанхэ круто поворачивает на восток, достигнув гор Циньлин, где в нее впадает с запада р.Вэйхэ. Она проходит через Саньмэнься («Ущелье Трех Ворот») и выходит на Северо-Китайскую равнину. На выходе из Саньмэнься река находится на абсолютной отметке всего около 180 м над у.м., при этом расстояние до места ее впадения в залив Бохайвань составляет 970 км. На этом полого понижающемся отрезке долины река теряет скорость и способность нести далее огромный груз взвешенного ила. В результате на протяжении тысячелетий река регулярно разливалась, отлагая наносы и постепенно расширяя и наращивая аккумулятивную равнину. Когда около 3000 лет назад на этой территории впервые зародилась китайская цивилизация, люди пытались регулировать режим руки постройкой дамб вдоль ее берегов. Однако при этом они увеличивали вероятность разрушительных наводнений тем, что ограничивали область аккумуляции наносов руслом реки. По мере того, как слой ила нарастал, приходилось насыпать дамбы все выше до тех пор, пока и река, и валы не оказались лежащими выше уровня окружающей равнины. Когда дамба прорывается, что часто случается на пике летнего половодья, река выливается на равнину, затапливая гигантские территории и уничтожая посевы. Поскольку воды реки не могут вернуться в приподнятое русло. Хуанхэ часто меняет свое течение. С 1048 по 1324 она впадала в залив Бохайвань к северу от п-ова Шаньдун. В 1324 соединилась с р.Хуайхэ, и их воды вместе впадали в Желтое море к югу от Шаньдуна, а в 1851 Хуанхэ вновь стала впадать в залив Бохайвань. В 1938 дамбы на южном берегу были разрушены войсками Чан Кайши в попытке воспрепятствовать наступлению японской армии. В 1947 в рамках проекта ООН река была возвращена в свое прежнее русло. Ныне она вновь впадает в залив Бохайвань. На своем пути через Северо-Китайскую равнину Хуанхэ не получает крупных притоков, однако пересекается Великим каналом – рукотворным водным путем от Пекина до Ханчжоу.

На всем протяжении истории Китая правительство страны предпринимало попытки регулировать течение Хуанхэ. В 1955 правительство начало осуществлять т.н. «ступенчатый план», состоящий из нескольких этапов, в том числе строительство четырех крупных и 42 вспомогательных дамб на главной реке и ее притоках. Важнейшая дамба, построенная в ущелье Саньмэнься, создала водохранилище площадью 2349 кв. км, протянувшееся вверх по долине р.Вэйхэ почти до Сианя. Считается, что эта плотина способна противодействовать даже самым мощным паводки. Подобно другим плотинам, она является многоцелевым сооружением и предназначена также для выработки электроэнергии, орошения земель и улучшения судоходства. Крупномасштабные программы сопровождались многочисленными местными проектами, предполагавшими строительство тысяч мелких плотин на притоках и небольших реках, террасирование склонов лессовых холмов для предотвращения эрозии и лесонасаждения на больших площадях.

Река Хуайхэ и ее бассейн. Непосредственно к югу от низовий Хуанхэ располагается меньшая, но важная речная система р.Хуайхэ. Ее бассейн отделен от бассейна р.Хуанхэ и Северо-Китайской равнины едва заметным водоразделом, протянувшимся от Кайфэна до Сюйчжоу в Цзянсу, и несколько более выраженной возвышенностью на п-ове Шаньдун от Сюйчжоу до Желтого моря. Длина реки Хуайхэ составляет 1094 км, однако в отличие от Хуанхэ она имеет множество притоков. Большинство притоков течет с северо-запада на юго-восток и впадает в р.Хуайхэ с левой стороны. Река и ее притоки дренируют изобилующую озерами территорию площадью 174 000 кв. км, занимающую южную и восточную части Хэнани, всю провинцию Аньхой и северную часть провинции Цзянсу. Хуайхэ впадает в Хунцзэху, большое озеро в провинции Цзянсу, из которого ее воды вытекают в виде естественных рек, а также по недавно сооруженным каналам в Желтое море. Бассейн Хуайхэ является очень плодородной территорией, две трети которой распаханы. Однако, как и Хуанхэ, Хуайхэ всегда была подвержена мощным половодьям, поэтому работам по регулированию режима стока в речной системе Хуайхэ придавалось первостепенное значение. В верховьях главной реки и ее притоков было построено десять плотин. Крупнейшими из них являются плотины Мэйшань и Фоцзылин на западе провинции Аньхой. Были построены и укреплены дамбы общей протяженностью в сотни километров, проведены сложные ирригационные мероприятия.

Река Янцзы и окружающие низменности. Протяженность р.Янцзы составляет 5623 км. Она является самым протяженным и важнейшим водным путем Китая. Она берет начало на востоке Тибетского плато, течет на юг по глубоким долинам восточной окраины плато и резко поворачивает на восток, достигнув плато Юньнань. На этом отрезке с бурным течением река носит название Цзиньшацзян («Река Золотого Песка»). Река выходит в сычуаньский бассейн около города Ибинь и огибает горы ее южного обрамления. Здесь в нее впадают четыре притока – Миньцзян, Тоцзян, Фуцзян и Цзялинцзян, которые пересекают котловину с севера на юг и дают ей название Сычуань («Четыре реки»). Река Минь интересна тем, что в ее среднем течении, около Чэнду, существует сложная система регулирования стока воды, созданная инженером Ли Пином в эпоху династии Цинь (221–206 до н.э.).

Янцзы прокладывает себе путь из сычуаньского бассейна через несколько живописных ущелий, расположенных между Фэнцзе и Ичаном. Этот участок реки труднопроходим и опасен. Летом скорость течения здесь может местами достигать 16 км/ч, однако широко практикуемое расширение суженных и порожистых мест при помощи взрывов, а также применение специально сконструированных мощных судов существенно улучшили условия судоходства.

Минуя Ичан, река проходит через серию котловин, которые часто называют собирательно средним течением. Первая из них – это изобилующая озерами территория провинций Хунань и Хубэй. Северную ее часть, в провинции Хубэй, пересекает р.Ханьшуй, которая берет начало в горах Циньлин, протекает в юго-восточном направлении по широкой долине и впадает в Янцзы около Ханькоу («Устье реки Хань»), одного из городов агломерации Ухань. Южнее Янцзы котловину Хунань дренирует река Сян, которая берет начало в горах Наньлин и впадает в большое озеро Дунтинху прежде, чем достичь Янцзы. В этой котловине Янцзы обретает полную силу, становясь великой рекой. В то время как в районе Чунцина, в Сычуани, ее ширина составляет 275 м, в Ухани она достигает 1,6 км. Разность между летним и зимним уровнями воды составляет около 12 м. Зимой суда с осадкой, превышающей 2 м, должны двигаться с осторожностью, в то время как летом океанские суда водоизмещением в 15 000 т могут доходить до Ухани.

Ниже Ухани перед тем, как выйти на вторую равнину среднего течения в провинции Цзянси, река несколько сужается. Эта котловина, лежащая почти полностью к югу от Янцзы, в основном относится к бассейну р.Ганьцзян, которая прежде, чем достичь Янцзы, впадает в еще одно крупное озеро – Поянху. Озера Поянху и Дунтинху выполняют роль крупных водохранилищ на больших притоках Янцзы, регулируя сток воды летом, когда реки наиболее полноводны.

Третья равнина среднего течения занимает центральную и южную части провинции Аньхой. Примерно посередине между Уху и Нанкином эта равнина смыкается с обширной дельтовой равниной Янцзы.

Поймы в пределах среднего течения, сложенные в основном красноцветным аллювием, вынесенным Янцзы из Сычуани, а также наносами рек Ханьшуй, Сянцзян и Ганьцзян, очень плодородны. Этот регион, в особенности Хунань, является одним из важнейших регионов Китая по выращиванию риса. Хотя Янцзы несет очень много илистых наносов, скорость течения позволяет ей выносить большую часть этого ила в море. Вследствие этого берега Янцзы не были обвалованы так сильно, как берега Хуанхэ, и она не столь подвержена разрушительным половодьям. Тем не менее паводки случаются в летний сезон, если происходит особенно сильное снеготаяние в Тибете или выпадают необычно сильные ливни, как это произошло в 1931, когда в Хубэе была затоплена территория площадью около 91 000 кв. км. Чтобы не допустить повторения такого наводнения, были построены два искусственных резервуара, емкость которых дополняет естественную вместимость озер Поянху и Дунтинху. Один из этих резервуаров (в Шаши, к северу от Дунтинху) был построен в 1954 за 75 дней, почти исключительно вручную. Его площадь составляет 920 кв. км, емкость – 5,4 млрд. куб. м. Другой резервуар несколько меньшего размера расположен около Ухани между реками Ханьшуй и Янцзы.

Дельта Янцзы начинается в 48 км вверх по течению реки от Нанкина. Эта совершенно ровная поверхность, лежащая лишь немного выше уровня моря, сложена илистыми наносами. Она неуклонно и быстро выдвигается в сторону моря, а также на юг, в залив Ханчжоувань. Низменность, где зеркало грунтовых вод расположено очень близко от поверхности, пересечена бесчисленными дренажными и оросительными каналами, которые служат также путями сообщения. Каналы обсажены деревьями, часто тутовыми, служащими базой для местного шелководства. Дельта изобилует озерами, из которых самым большим и знаменитым является Тайху («Великое озеро»). Район дельты очень густо населен. В Нанкине, приблизительно в 160 км вверх по реке от устья, в 1968 был построен двухуровневый мост через Янцзы длиной 6,69 км, по которому проходят двухколейная железная дорога и четырехрядная автомобильная дорога. На всем протяжении реки от западной части Сычуани до моря это было лишь третье место, где через реку был построен мост. В 1956 подобный мост был возведен в Ухани, и меньший мост переброшен через реку в Чунцине. В устье реки расположены здание муниципалитета и шанхайский порт. Шанхай является не только главным местом сбора и перераспределения всей богатой продукции огромного бассейна Янцзы, но и величайшим в Китае центром тяжелой и легкой промышленности.

Сицзян Западная река»). Река Сицзян отделена от бассейна Янцзы горами Наньлин и расположена в основном в тропиках. Ее бассейн расположен в южных провинциях Китая – Гуандун и Гуанси. Истоки реки лежат в горах Наньлин и на плато Юньнань-Гуйчжоу. Она протекает затем через Гуанси, по территории с карстовым рельефом фантастических очертаний – среди известняковых холмов с почти отвесными склонами, которые издавна вдохновляли живописцев южного Китая. Река Сицзян имеет протяженность 2655 км, намного меньшую, чем Янцзы. В верхнем и среднем течении река имеет узкую, сжатую долину, и только ниже Учжоу, где она выходит на пространство аллювиальной дельты, имеется единственный значительный равнинный участок. Ниже Саньшуй, где в Сицзян впадает Бэйцзян, река разделяется на множество рукавов, значительная часть которых создана человеком. Это весьма плодородная и густо населенная территория с центром в Гуанчжоу.

Полуостров Лэйчжоу и Хайнань расположены южнее бассейна Сицзян. Хайнань, почти такой же большой остров, как Тайвань, имеет широкую прибрежную равнину на севере и горы на юге. Равнина густо населена, преимущественно китайцами. В горах живут народы мяо и лу, плотность населения низкая.

Северо-Восточная (Маньчжурская) низменность. Северо-Восток (Дунбэй) принадлежит к бассейнам р.Ляохэ на юге и р.Сунгари (Сунхуацзян) на севере. Две названные речные системы разделены продолговатой возвышенностью с высотами около 300 м над у.м., протянувшейся от хребта Большой Хинган на западе до Чанбайшань на востоке. Основной исток реки Ляохэ расположен на возвышенности западного Ляонина, затем река течет на северо-восток в Цзилинь, совершает большой поворот на юг, пересекая Ляонин, и впадает в мелководный лиман залива Бохайвань. В пойме Ляохэ в низовьях реки расположены богатые сельскохозяйственные угодья, однако основное богатство территории составляет ее промышленный потенциал. По границе между Ляонином и Кореей протекает р.Ялуцзян.

Река Сунгари и ее притоки, Нэньцзян и Лалиньхэ пересекают северную равнину Северо-Востока и впадают в Амур (Хэйлунцзян), который образует северную границу Китая с Россией. Река Уссури (Усулицзян), текущая от оз. Ханка (Синкайху), проходит вдоль восточной границы Китая с Россией. Эти реки представляют собой важные пути сообщения в летние месяцы, однако зимой они быстро покрываются льдом. Амур вскрывается позже, чем Сунгари, из-за чего в месте их слияния образуются обширные заболоченные территории.

Береговая линия. Протяженность береговой линии Китая составляет ок. 8000 км. Ее можно подразделить на четыре основных сектора.

Самая северная часть побережья характеризуется слабо расчлененными береговыми линиями. Таковы берега заливов Бохай и Ляодун, в которые Хуанхэ и многие другие менее крупные реки выносят огромное количество ила с плато Шаньси. Море здесь мелкое, береговая линия ежегодно выдвигается в сторону моря, и хорошие гавани редки. Для предотвращения заиления аванпорта Тяньцзиня – Тангу необходимы постоянные дренажные работы. Море в Инкоу в середине зимы замерзает.

Эти вогнутые защищенные участки побережья отличаются от побережий полуостровов Шаньдун и Ляодун. Последние, сложенные сланцами и гнейсами и разделенные подводной ложбиной, имеют расчлененные, местами обрывистые берега. Имеются многочисленные естественные гавани. Важнейшим портом здесь является Циндао, расположенный на южном побережье п-ова Шаньдун. Из-за туманов и пыфыльных бурь над морем навигация у берегов обоих названных северных секторов затруднена.

От южной части п-ова Шаньдун до залива Ханчжоувань берег вновь становится сглаженным в результате накопления илов, выносимых реками Хуанхэ и Янцзы. Эти наносы перемещаются на юг холодным Восточно-Китайским течением и неуклонно заполняют залив Ханчжоувань и прилегающие к нему участки акватории вокруг о-вов Чжоушань. Здесь естественные гавани также отсутствуют. Усун, аванпорт Шанхая, поддерживается в судоходном состоянии только благодаря постоянным дренажным работам.

На всем протяжении юго-восточного и южного участков побережья от залива Ханчжоувань до вьетнамской границы в районе Тонкинского залива непосредственно к морю выходят возвышенности. Благодаря тектоническому опусканию берега здесь неровные, глубоко изрезанные, т.н. риасового типа. Они создают множество удобных естественных гаваней, включая такие порты, как Нинбо, Вэньчжоу, Сямэнь, Шаньтоу и Гонконг.

КЛИМАТ И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Особенности климата Китая определяются в целом резкими различиями атмосферного давления между зимним и летним сезоном. Китай занимает значительную часть огромного азиатского материка, который зимой охлаждается намного быстрее, чем прилегающие к нему моря. Потери тепла за счет излучения происходят особенно быстро на высоких плато. По мере того как воздух над сушей остывает, он сжимается (уплотняется) и опускается, образуя область высокого давления (антициклон) с центром над Джунгарией и Монголией. Отсюда на территорию Китая дуют очень холодные и сухие ветры, преимущественно северные и северо-восточные. Когда наступает лето, материк нагревается значительно быстрее, чем море. Теплый воздух расширяется и поднимается, что вызывает формирование обширной области низкого давления (циклона) над Тибетом. Потоки очень влажного воздуха устремляются туда с Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей, принося в южный и центральный Китай обильные летние дожди. Чем дальше в глубь континента проникают воздушные массы, тем они суше и тем меньше осадков там выпадает. Таким образом, климат Китая – в целом муссонный, он характеризуется четкими сезонными сменами атмосферного давления и господствующих ветров. Вместе с тем территория страны так велика, что отдельные ее области сильно отличаются друг от друга (например, пустыня Такла-Макан и субтропики в Гуандуне).

Климатические районы и естественная растительность. Изогиета (т.е. линия, соответствующая среднегодовому количеству осадков) 380 мм пересекает страну приблизительно от Хэйлунцзяна на северо-востоке до Юньнани на юго-западе и условно делит Китай на две части. Территории северо-западнее этой линии по мере удаления от нее становятся все суше, а лежащие к юго-востоку – все влажнее. В прошлом можно было говорить как бы о границе между двумя способами существования людей: на юго-востоке Китая жили земледельцы, на северо-западе – скотоводы. Великая Китайская стена, построенная для защиты земледельческих районов страны от набегов степных кочевников, проходит приблизительно по этой изогиете. (Впрочем, в настоящее время современные сельскохозяйственные технологии делают такое разделение весьма условным.)

Севернее и западнее изогиеты 380 мм. Здесь можно выделить три климатических района: Тибет, Таримский и Джунгарский бассейны и Внутренняя Монголия. Большая часть Тибета характеризуется весьма суровым климатом. Средние зимние температуры варьируют от –12° до –23° С. Лишь в некоторых местах существует безморозный период, составляющий 1–2 месяца. Осадков очень мало. Постоянно дуют пронизывающие холодные ветры. Перемешивая воздух, они усиливают испарение, поэтому растительность здесь представлена низкотравной альпийской тундрой. Только в глубоких, относительно защищенных долинах на юге Тибета климат несколько мягче: хотя зимы также очень холодные, муссон с Индийского океана приносит летом обильные осадки. Их годовая норма в Лхасе составляет ок. 1000 мм. Летом во второй половине дня воздух прогревается до 29° С. В отличие от севера и запада Тибета здесь богатая растительность – отличные альпийские пастбища и горные леса до высоты 3650 м над у.м.

Таримский бассейн, где расположена пустыня Такла-Макан, – наиболее аридный регион Китая. Он в большей степени изолирован от влажных юго-восточных летних ветров. Типичный пример – Кашгар, где за год выпадает 100 мм осадков, из которых почти две трети – с апреля по июнь. Небо обычно безоблачно, что приводит к большой суточной амплитуде температур. Годовые их перепады также велики. В Кашгаре средняя температура января составляет –6° С, а июля – +20° С. Относительная влажность летом падает до 25%. Самые сухие части бассейна совершенно лишены растительности. В окружающие его горах Куньлунь, Алтынтаг и Тянь-Шань на больших высотах распространены богатые альпийские пастбища, но в остальных местах преобладает степь. Орошаемое земледелие возможно только в оазисах у границ пустыни.

Внутренняя Монголия расположена в «дождевой тени» гор, т.е. отрезана от воздействия юго-восточного муссона горами, протянувшимися вдоль ее восточных и южных границ. В наиболее мягких по климату районах годовая норма осадков составляет 250–380 мм. Западная часть Внутренней Монголии значительно суше, чем восточная. Хэланьшань и Ордос заняты в основном пустынями, которые к востоку уступают место степям. Во всем регионе как суточные, так и годовые амплитуды температур очень велики. Около Баотоу среднеянварская температура составляет –15° С, а среднеиюльская – +23° С. Почти 80% годовой нормы осадков (343 мм) выпадает с мая по сентябрь.

К югу и востоку от изогиеты 380 мм. Эта область охватывает территорию «собственно» Китая и Маньчжурию на северо-востоке. В целом она характеризуется возрастанием годовых амплитуд температур с юго-востока на северо-запад и убыванием нормы атмосферных осадков в том же направлении. Климатическую границу между северной и южной частями этой области образует горная система Циньлин.

К северу от нее выделяются два основных региона. Континентальное положение северо-востока сказывается в больших годовых амплитудах температур. Зимы здесь долгие и холодные, причем суровость их возрастает в северном направлении. В Харбине средняя температура января составляет –19° С, июля – +22° С. Минимальные зимние температуры могут достигать здесь –40° С. Годовая норма осадков превышает 500 мм. Выпадают они преимущественно летом, что делает территорию пригодной для земледелия. Ограничивающим фактором остается краткость лета. В северных районах продолжительность безморозного периода составляет около 140 дней, южнее она увеличивается до 160 дней. Естественная растительность равнин – степная. Горные склоны покрыты густыми лесами, состоящими из хвойных пород и березы.

В северном Китае, на Шаньси-Шэньсийском плато и Северо-Китайской равнине, климат более умеренный, чем на северо-востоке, но перепады температур все же велики. В Пекине они колеблются в среднем от –5° С в январе до +26° С в июле. По мере продвижения в глубь материка их амплитуда увеличивается. Годовая норма осадков невысока, но отлетливо выражен их муссонный характер. В Пекине в среднем за год их выпадает 635 мм, причем около 95% этого количества приходится на пять летних месяцев. Во внутренних районах норма осадков уменьшается, а их годовая амплитуда возрастает, особенно в лессовых областях Шаньси и Шэньси. Иногда выпадают губительные для урожая ливни с градом. Условия жизни на Северо-Китайской равнине ухудшают резкие холодные ветры, дующие из внутренних областей зимой, особенно когда они сопровождаются пыльными бурями. Вегетационный период продолжается от 160 дней на севере до 200 на юге региона. Естественная растительность лессовых плато – умеренные степи. Широколиственные леса, некогда покрывавшие равнины, давно вырублены.

Южнее гор Циньлин выделяются четыре главных региона: средняя часть бассейна р.Янцзы и ее дельта, Сычуань, южный Китай и плато Юньнань-Гуйчжоу.

В среднем течении и дельте р.Янцзы климат значительно более влажный, чем на Северо-Китайской равнине. В Ханькоу годовая норма осадков 1270 мм, причем 60% их выпадает с апреля по июль. Среднемесячные температуры составляют 5° С в январе и 29° С в июле. Зимы могут быть холодными, но обычно они короткие. Продолжительность безморозного периода изменяется от 200 дней на севере до 250 дней на юге. Летом жара сопровождается очень высокой относительной влажностью, поэтому переносить ее крайне трудно. Обильные летние дожди вызваны в основном движением циклонов с запада на восток. В результате хозяйственной деятельности произошло почти полное исчезновение девственных лесов из хвойной породы куннингамии и широколиственных деревьев. Остатки этих растительных сообществ сохранились лишь на гористом западе региона.

Климат Сычуани, расположенной в самом сердце Китая, как ни странно, более умеренный, чем в провинции Цзянсу, на побережье. В Чэнду, например, средние температуры составляет 7° С в январе и 26° С в июле, а в Шанхае 3° С и 27° С соответственно. Относительно мягкие зимы в Сычуани объясняются тем, что эта провинция защищена от северных ветров горами Циньлин и Дабашань, а летом повышению температуры, несмотря на внутриконтинентальное положение, препятствует устойчивая облачность. Годовая норма осадков в Сычуани составляет от 760 до 1000 мм, их распределение по сезонам типично муссонное. Продолжительность вегетационного периода 11 месяцев. Леса здесь на больших пространствах вырублены, однако окружающие горы еще покрыты густыми лиственными и хвойными массивами.

Южный Китай, включая Хайнань и Тайвань, лежит в субтропической и тропической зонах с вегетационным периодом продолжительностью от 11 месяцев на севере до 12 месяцев на юге. Средняя температура января составляет от 10° С до 16° С, а июля – от 27° С до 29° С. Осадки обильны – от 1500 до 2000 мм в год – с ярко выраженным летним максимумом. Южные и восточные побережья летом и осенью страдают от сопровождающихся сильными ливнями тайфунов, которые уничтожают посевы и препятствуют судоходству. Тропические леса на низменностях давно вырублены под пашни. Тем не менее повсюду в изобилии растет бамбук.

Юньнань считается одним из наиболее благоприятных в климатическом отношении мест на Земле. Название этой провинции означает «южнее облаков», т.е. к югу от облачной Сычуани. Небо здесь обычно ясное, зимы мягкие, а летом редко бывает слишком жарко. В столице Юньнани, Куньмине, в январе средняя температура составляет 9° С, а в разгар лета – 22° С. Годовая норма осадков на плато варьирует от 1000 до 1170 мм; хорошо выражен их летний максимум.

ПОЧВЫ

Поскольку тип почвы в конечном счете определяется климатом, неудивительно, что между почвами к северу и к югу от Циньлина существуют заметные различия.

Севернее этого хребта норма осадков постепенно снижается, и преобладают невыщелоченные карбонатные почвы (педокали). На северо-западе, во Внутренней Монголии, Ганьсу и Синьцзяне, огромные пространства заняты серыми пустынными почвами легкого механического состава, большая часть которых засолена. Лессовые почвы возвышенностей Шаньси и Шэньси при достаточном увлажнении весьма плодородны. Между пустынными и лессовыми почвами располагается пояс черноземов и каштановых почв. Они легки по механическому составу и потенциально очень плодородны, однако при уничтожении естественного травянистого покрова сильно страдают от ветровой эрозии. Северо-Китайская равнина сложена очень мощными (местами до 850 м) толщами карбонатных аллювиальных отложений с почвами легкого механического состава, обычно желтого или серого цвета. Природное содержание кальция и постоянное удобрение этих почв, проводившееся крестьянами на протяжении столетий, обусловили и поддерживают их высокое плодородие.

Южнее гор Циньлин почвы подвергаются воздействию значительно более обильных осадков и потому сильно выщелочены. Выщелачивание идет особенно интенсивно на крайнем юге, где проявляется тенденция к латеритизации, т.е. к закислению и заметному повышению содержания алюминия и железа. Этот процесс в Гуандуне, Гуанси и на о-ве Хайнань приводит к образованию в приповерхностном горизонте твердых, напоминающих кирпич железистых прослоек. Если они выходят на поверхности почвы, ее распашка практически невозможна, однако на глубине 30–45 см такой слой способствует накоплению воды и устройству рисовых чеков. Выщелачивание почв на юге вынуждает крестьян применять постоянное поверхностное удобрение, а не периодическое внесение навоза в их более глубокие слои.

ЖИВОТНЫЙ МИР

Учитывая большие размеры Китая и неоднородность рельефа и климата этой страны, не приходится удивляться чрезвычайному многообразию ее животного мира. В густо населенных равнинных регионах диких животных, за исключением грызунов, птиц и немногих копытных, мало, но в более труднодоступных местах фауна достаточно богата.

На северо-востоке животные приспособлены к холоду. Здесь встречаются лось, пятнистый олень (марал), косуля, бурундук и белка. На хребте Большой Хинган водятся тигры и леопарды. В степях Внутренней Монголии и Синьцзяна много копытных, особенно джейранов и сайги. На равнинах обитают волки, в изобилии встречаются грызуны, песчанки и зайцы. Из копытных на Тибете водятся як и оронго, а из хищников – снежный барс и лисица корсак. Встречаются зайцы, а из птиц заслуживает внимания гималайский улар.

На юго-западе Китая наиболее интересные животные обитают в Сычуани и Юньнани. В горных бамбуковых зарослях здесь встречаются большая и малая панды, золотистая обезьяна и кабарга. Ниже распространены макак резус и индийская цивета. В изобилии встречаются птицы: попугаи, кустарницы (тимелии) и многие виды фазанов.

На холмах и в горах центрального Китая изредка встречаются тигр, медвежья (краснолицая) макака, олень и индийская цивета. Весьма многочисленны птицы, особенно водоплавающие, голубые сороки и фазаны. На лето сюда прилетают иволги. В провинции Аньхой в Янцзы встречается редкий китайский аллигатор длиной около 2 м. Из хищников в южном Китае водятся тигр и дымчатый леопард, а среди многочисленных древесных животных – тупайя и крылан.

НАСЕЛЕНИЕ

На конец 1996 население Китая составляло 1 млрд. 223 млн. 890 тыс. человек (исключая Тайвань, Сянган и Аомынь). В среднем оно возрастает примерно на 1,3% в год.

Сведения о населении. Хотя в Китае имеются многочисленные данные о населении, его точная численность, темпы роста и структура всегда оставались загадкой не только для зарубежных специалистов, но и для самих китайцев. Приблизительно в начале нашей эры на территории, принадлежавшей в то время Китаю, проживало около 60 млн. человек. На протяжении большей части истории Китая сведения собирались скорее о числе семей, а женщины, дети, меньшинства и другие «малосущественные» группы часто вовсе не учитывались. Переписи населения, проведенные в 1912 и в 1928, как и статистические данные министерства внутренних дел, почтового ведомства и морской таможни националистического Китая, давали лишь ориентировочные цифры, которые в последующие годы служили объектом постоянных корректировок и манипуляций.

В 1953, через четыре года после образования Китайской Народной Республики, была организована новая перепись. В соответствии с полученными результатами в Китае (исключая Тайвань) общая численность населения была определена в 582,6 млн. человек. Несмотря на ошибки, допущенные в процессе переписи, в течение последующих 25 лет указанная цифра принималась за основу всех расчетов и проектов, связанных с проблемой народонаселения. В течение 1950-х годов в правительственных документах определялись ориентировочные цифры численности населения в различные годы, с 1949 по 1957. Согласно этим данным, население страны в 1957 составило 646,5 млн. человек. За период с 1958 по 1978 каких-либо сводных данных по численности населения не публиковалось. Одним из немногих исключений в этот период замалчивания была таинственная цифра 694 582 000 человек, опубликованная в 1972. Лишь в 1979 появилось официальное уведомление, что указанные данные были получены в результате переписи населения, тайно проведенной в 1964. Резкое изменение в степени доступности демографической информации произошло в конце 1970-х годах, когда стали публиковаться все более полные и объемные демографические данные. В результате проведенной в 1982 переписи появились новые достоверные данные о населении Китая.

Демографическая политика и рост численности населения. На протяжении многих лет политика китайского правительства по вопросам народонаселения многократно менялась. В середине 1950-х годов по инициативе сверху была предпринята первая попытка снижения уровня рождаемости. Однако в 1958 после создания коммун и начала воплощения политического курса «большого скачка», нацеленного на быстрый экономический рост, кампания по ограничению темпов рождаемости была предана забвению. В начале 1960-х годов была предпринята новая кампания планирования семьи, но и она была прервана начавшейся в 1966 «культурной революцией». Ни одна из упомянутых выше кампаний не оказала заметного влияния на темпы роста рождаемости.

В то же время успехи китайцев в области здравоохранения вызвали тенденцию к снижению высокого уровня смертности в стране. Сохранение высокого уровня рождаемости одновременно со снижением уровня смертности привели к общему увеличению естественного прироста населения. К 1969 уровень рождаемости по-прежнему превышал 34 чел на 1000, в то время как уровень смертности упал до 8 чел на 1000, что соответствует ежегодному приросту населения в 2,6%. В 1971 правительство начало третью кампанию за сокращение рождаемости, результатом которой явилось беспрецедентное снижение уровня рождаемости к 1981 до 18 человек на 1000 населения.

В 1979 была начата кампания под лозунгом «Одна семья – один ребенок». Конкретные формы этой кампании в разных провинциях страны имели свои особенности, однако в целом за основу бралась идея использования системы льгот и наказаний для того, чтобы убедить супружеские пары не иметь более одного ребенка. Семьям с одним ребенком предоставлялись преимущества в сфере образования, медицинского обслуживания, обеспечения жильем и размере зарплаты. Однако по имеющимся данным, политика «Одна семья – один ребенок» успешно осуществляется лишь в городах, тогда как в сельской местности она встречает сильное противодействие.

Тем не менее за последние 30 лет показатели рождаемости, смертности и естественного прироста значительно снизились. Рождаемость снизилась с 37 в 1953 до 16,98 в 1996. Одновременно смертность снизилась до 6,56, естественный прирост с 20 до 10,42. Это свидетельствует об эффективности контроля над ростом населения. Вместе с тем чистый ежегодный прирост по-прежнему составляет примерно 14 млн. человек.

Расселение, плотность населения и миграция. Пригодные для сельскохозяйственного использования земли составляют в Китае лишь 10% территории, причем они располагаются главным образом в приморских провинциях. Примерно 90% от общей численности населения Китая проживает на территории, составляющей лишь 40% общей площади страны. Наиболее плотно заселены районы нижней части дельты Янцзы и Северо-Китайской равнины. Огромные же пространства окраинных территорий Китая практически безлюдны. Средняя плотность населения страны по данным 1996 составляет 127 человек на 1 кв. км.

Урбанизация. Тысячи лет назад, когда оседлое земледелие развивалось в долинах рек центрального Китая, там возникли окруженные защитными стенами города. Многие из этих городов сохранились и являются ныне экономическими и политическими центрами. Начиная с 19 в. торговля с западными странами стимулировала развитие крупных портовых городов страны. В 1920–1930-е годы в Китае начался процесс индустриализации, и миллионы крестьян устремились в города в поисках работы. По приблизительным оценкам, численность городского населения Китая к 1949 составляла 100–150 млн. человек. Численность городского населения после 1949 точно не определена, хотя достоверно установлена тенденция миграции населения в города.

В соответствии с переписью 1982, численность городского населения была определена в 206 588 582 человек, что составляло 20,6% от общей численности населения страны. В 1996 численность городского населения в КНР составляла 359,5 млн. человек или 29,4% всего населения. Численность экономически активного населения по состоянию на 1995 определялась в 625 млн. человек.

КРУПНЕЙШИЕ ГОРОДА КНР
(по состоянию на начало 1997)

Город

Население, млн. человек

Чунцин

15,3

Шанхай

13,0

Пекин

10,8

Чэнду

9,8

Харбин

9,1

Тяньцзинь

8,9

Шинцзячжуан

8,5

Ухань

7,2

Циндао

6,9

Гуанчжоу

6,6



Китайцы «хань». В этническом плане более 90% населения Китая составляют ханьцы, или китайцы «хань». Вследствие миграции их число в районах проживания национальных меньшинств увеличивается, однако в большинстве своем они продолжают проживать преимущественно на 2/3 территории Китая в восточной части страны.

Национальные меньшинства. Китайцы «хань» традиционно считали всех некитайцев отсталыми народами. По мере расширения территории ханьцев за пределы изначальных районов проживания они ассимилировали некоторые некитайские этнические группы. Другие этнические группы отступили в отдаленные, менее пригодные для проживания районы, где многим из них удалось сохранить свои национальные особенности.

Многие некитайцы проживают ныне на обширных слабо заселенных территориях северо-восточного, западного и юго-западного Китая. По данным переписи 1953, общая численность жителей, входящих в состав более чем 50 этнических групп национальных меньшинств, составила 35,3 млн. человек или около 6% всего населения. Перепись, проведенная в 1982, показала, что общая численность лиц некитайской национальности возросла до 67,2 млн. человек, а в 1990 этот показатель составил уже 91,2 млн. человек, или 8,0% всего населения. В состав национальных меньшинств входят самые разные этнические группы, начиная от почти первобытных горных племен до народов, стоящих на равной с ханьцами ступени развития. Среди некоторых национальных меньшинств наблюдается процесс ассимиляции с ханьцами.

Национальные меньшинства пользуются ограниченной территориальной автономией и достигли значительного прогресса в социальной и экономической сфере. Однако их взаимоотношения с этническими китайцами в большинстве случаев остаются напряженными. Причинами этого являются местный национализм, недоброжелательное отношение к китайцам, а также традиционная антипатия китайских переселенцев к местным представителям нацменьшинств – чувства, определяемые правительством термином «великоханьский шовинизм».

Язык. Китайский язык, на котором говорят ханьцы, относится к сино-тибетской языковой семье. В китайском языке отсутствует алфавит. Вместо него в письменном китайском языке используются иероглифы. Все китайцы пользуются одним и тем же письменным языком, однако различие между диалектами устной речи так велико, что жители различных регионов страны зачастую не понимают друг друга. Региональные различия диалектов особенно велики в южном Китае, где диалектов особенно много. Около 70% ханьцев говорят на диалекте «мандарин» – северном диалекте либо на каком-либо его варианте. К числу других ведущих диалектов китайского языка относятся «у», кантонский, хунаньский, или сянский, фуцзянский, или миньский. Многие из языков, на которых говорят представители национальных меньшинств, относятся к тибетско-бирманской языковой группе.

В попытках унификации населения Китая правительство приняло меры, направленные на устранение различий, обособляющих диалекты китайского языка. Во-первых, правительство попыталось сделать язык «мандарин» стандартом («путунхуа») для всего населения страны, поощряя изучение языка «мандарин» всеми неханьскими этническими группами. «Путунхуа» ныне изучают почти во всех школах Китая и используют в национальном теле- и радиовещании. Во-вторых, в 1956–1958 была введена в практику новая система транслитерации – «пиньинь», в основу которой был положен латинский алфавит. В то время как некоторые предлагали использовать транскрипцию «пиньинь» вместо иероглифики, что могло бы лишить все будущие поколения прямого доступа к богатейшим материалам китайской истории и культуры, большинство склонялось к мнению об использовании «пиньинь» в качестве вспомогательного средства для овладения правильным произношением китайских иероглифов в качестве начальной стадии перехода к единому разговорному языку. Наконец, было введено в практику упрощенное написание иероглифов. Первый список упрощенных иероглифов был опубликован министерством образования в 1952. За ним последовало еще несколько списков. В целом упрощенное написание было введено более чем для половины наиболее употребляемых иероглифов.

Религия. В Китае никогда не было сильной и жестко централизованной «церкви» в европейском понимании. Традиционная религия в Китае представляла собой смесь местных верований и своеобразных церемоний, объединенных в единое целое универсальными теоретическими построениями ученых мужей. Тем не менее как среди образованных слоев населения, так и среди крестьян наибольшую популярность завоевали три великих философских школы, зачастую называемые тремя религиями Китая: конфуцианство, даосизм и буддизм.

В период «культурной революции» 1960-х годов религия в Китае подверглась доселе невиданными гонениям. Разрушались культовые сооружения, было запрещено отправление религиозных обрядов, служители культа и верующие подвергались моральным и физическим оскорблениям. После смерти Мао Цзэдуна пришедшее к власти более умеренное руководство вновь приняло на вооружение курс на более терпимое отношение к религии. Было восстановлено конституционное право свободы вероисповедания, а китайские религиозные лидеры возобновили прерванные контакты со своими коллегами за пределами страны.

ПРАВИТЕЛЬСТВО И ПОЛИТИКА


Образование Китайской Народной Республики. С провозглашением в Китае в 1949 народной республики Коммунистическая партия Китая (КПК) установила новую систему государственной власти. «Демократическая диктатура народа» воплощала в себе тактические особенности «единого фронта» – всех классов и партий, консолидированных в антияпонской борьбе в период с 1937 по 1945.

На вершине властной структуры находилась КПК, составлявшая приблизительно от 2 до 4% общей численности населения страны. В рамках этой элитарной структуры, и прежде всего в Центральном Комитете партии, принимались все важнейшие решения, определявшие социальную, экономическую, военную и внешнюю политику страны.

Основной функцией партийной организации было руководство четырьмя социально-экономическими классами, составлявшими «народ»: рабочим классом, крестьянством, мелкой буржуазией (включая лавочников, лоточников, чиновников и интеллигенцию) и национальной буржуазией. Возглавляя этот «единый фронт», партия осуществляла надзор и контроль за всеми «врагами народа»: помещиками, крупной буржуазией, преступниками, пособниками Гоминьдана и шпионами и вообще всеми «контрреволюционными элементами». В рамках системы диктатуры народной демократии всеми политическими правами мог пользоваться лишь «народ», а в отношении всех прочих, относимых к категории «врагов народа», должна была неослабно осуществляться диктатура.

Конституция. В 1954 после достижения основных целей консолидации всех сил и нейтрализации «врагов народа» аморфная структура единого фронта «новой демократии» была заменена официально провозглашенной Конституцией. Принятая 20 сентября 1954 и исправленная в 1975, 1978, 1982 и 1992, эта Конституция провозгласила Китай страной народной демократии и единым многонациональным государством. В ней подчеркивались возлагаемые на правительство обязанности по ликвидации эксплуатации трудящихся и построению социалистического общества, руководимого КПК.

Правительство. Главными органами центрального правительства являются Всекитайское собрание народных представителей, глава государства, Государственный совет, Верховный народный суд и Верховная народная прокуратура.

Законодательная власть. Высшим законодательным органом является Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Депутаты ВСНП избираются на пятилетний срок депутатами СНП провинций. Несмотря на записанное в Конституции положение о необходимости ежегодного проведения сессий, во времена «культурной революции» в 1960-е годы ВСНП не собиралось в течение почти целого десятилетия.

ВСНП на своей сессии избирает президента республики, назначает премьера Госсовета, вносит поправки в Конституцию и контролирует исполнение конституционных положений, принимает и изменяет законы, назначает и освобождает от должности высших должностных лиц Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры, решает вопросы о войне и мире, а также обсуждает и утверждает государственный бюджет. Из-за большого количества депутатов (в 1996 – 2974 человек) и отсутствия четкой периодичности проведения сессий ВСНП избирает Постоянный комитет (в 1992 – 155 человек), которому предоставлено право разъяснения конституционных положений и законов, контроль за деятельностью Госсовета и выполнение функций ВСНП в периоды между сессиями.

Несмотря на то, что ВСНП часто рассматривали лишь как «парламент, ставящий печать под уже принятыми решениями», после 1979 ВСНП пережил период восстановления своего престижа. Начиная с 1980 депутаты ВСНП получили право делать запросы в адрес государственных министров относительно обвинений последних в коррупции либо ошибок высокопоставленных чиновников правительства в осуществлении своих функций. После подобных парламентских разбирательств некоторых министров снимали с должностей, а другим кадровым работникам высшего звена выносились строгие порицания. Все эти моменты широко освещались в прессе.

Глава государства. В период с 1954 по 1958 функции главы государства выполнял Мао Цзэдун. С 1959 по 1968 этот пост занимал Лю Шаоци. После низложения Лю в ходе «культурной революции» пост главы государства до 1975 оставался вакантным, а затем вообще был аннулирован. В 1982 эта должность была восстановлена под названием «президент республики», а время пребывания главы государства в должности продлено с 4 до 5 лет. В июне 1983 ВСНП избрало на этот пост ветерана экономического планирования и заместителя премьера Госсовета Ли Сяньняня. В апреле 1988 президентом был избран ветеран армии и член политбюро ЦК КПК Ян Шанкунь. В 1993 Президентом КНР был избран генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь.

Исполнительная власть. Высшим исполнительным органом является Государственный совет. Госсовет вводит в действие различные административные правила и постановления, выступает с законодательными инициативами в ВСНП, контролирует деятельность различных министерств и ведомств, разрабатывает и осуществляет планы развития национальной экономики и контролирует исполнение бюджета страны, ведает внешнеполитическими связями и вопросами обороны. Всей деятельностью Госсовета руководит премьер (с 1954 по 1976 – Чжоу Эньлай, с 1976 по 1980 – Хуа Гофэн, с 1980 по 1987 – Чжао Цзыян, с 1987 по 1997 – Ли Пэн, с 1997 – Чжу Жуанцзи), которому помогают несколько заместителей премьера и члены Государственного совета. По Конституции 1982 полномочия всех этих лиц ограничены двумя последовательными пятилетними сроками.

В соответствии с планом реорганизации, нацеленным на более рациональное функционирование громоздкого бюрократического государственного аппарата, в начале 1984 число заместителей премьера было сокращено с 18 до 4 человек, а к 1992 из 98 министерств и ведомств путем совмещения функций было оставлено 39. Заседания исполнительных сессий проводятся в составе премьера, заместителей премьера, государственных советников и секретаря Госсовета.

Судебная власть. Структура судебных органов КНР была скопирована с соответствующей структуры Советского Союза. На вершине этой пирамиды стоят Верховный народный суд и Верховная народная прокуратура. Верховный народный суд осуществляет надзор за применением законов нижестоящими судебными инстанциями всех уровней, а Верховная народная прокуратура направляет работу по раскрытию уголовных преступлений и исполнению приговоров. Председатель Верховного народного суда и генеральный прокурор Верховной народной прокуратуры избираются на сессиях ВСНП.

В первые 30 лет коммунистического правления в Китае не было сколько-нибудь квалифицированно разработанного уголовного кодекса. Поэтому КПК во все возрастающей степени присваивала себе право вынесения судебных решений и определения меры наказаний как по гражданским, так и по уголовным делам. Подобная практика приводила к злоупотреблению властью, особенно в период «культурной революции» (1966–1969), когда в результате острой фракционной борьбы имело место множество произвольных и незаконных арестов, вынужденных самооговоров, несправедливых тюремных заключений и даже казней.

В целях восстановления доверия общества к юридической системе КНР и предотвращения новой вспышки беззакония ВСНП в 1979 приняло уголовный и уголовно-процессуальный кодексы. В них, помимо прочего, подчеркивалось, что никто не может подвергаться преследованию только за то, что он является носителем «реакционных идей». Концепция «должного соблюдения законности» была усилена также введением новых законоположений, запрещающих бессрочные задержания подозреваемых, гарантирующих право обвиняемых на быстрое и открытое судебное разбирательство и запрещающих вынесение обвинительного заключения лишь на основе личного признания обвиняемым своей вины.

В духе этих реформ исправленная и переработанная Конституция 1982 содержала обширный перечень неотъемлемых прав граждан. В том числе утверждались свобода печати, собраний и объединений, религиозных верований, неприкосновенность жилища и личности (включая запрет на незаконный обыск, задержание или арест), свобода и тайна переписки и, наконец, право критиковать любой орган государственной власти или любого чиновника без страха подвергнуться преследованиям за эту критику. Более того, принцип «равенства всех перед законом», содержавшийся в Конституции 1954, но изъятый в ходе последующих пересмотров конституционных норм, был вновь внесен в текст Конституции 1982. Несмотря на все эти положения, КПК на практике сохранила за собой обычай навешивать ярлыки «контрреволюционеров» на своих политических противников и направлять их на «трудовое перевоспитание» во внесудебном порядке. В подобных случаях обвиняемый не мог воспользоваться правом на формальный арест, расследование или суд.

Военная администрация. В качестве составной части наметившейся в 1979 общей тенденции к разделению партийных и государственных функций, в соответствии с положениями Конституции 1982 был создан новый Центральный военный совет, на который возлагались обязанности общего руководства вооруженными силами страны. Председатель (с 1993 – Цзян Цзэминь) и заместитель председателя этого совета избираются ВСНП и подотчетны ВСНП и его Постоянному комитету, однако доминирующая роль партии над армией подчеркивается совмещением членства в Военном комитете ЦК КПК и в Центральном военном совете.

Народный политический консультативный совет Китая. Важным элементом структуры управления страной является Народный политический консультативный совет Китая (НПКСК). Он служит преемником «демократического единого фронта» 1950-х годов. В 1983 НПКСК насчитывал в своем составе более 100 000 членов, которые представляли 1600 различных политических, профессиональных и общественных организаций по всей стране. Сессия НПКСК избирает Всекитайский комитет, председателя (с 1993 – Ли Жуйхуань) и нескольких заместителей председателя Всекитайского комитета. После определенного периода прозябания с конца 1950-х годов НПКСК вновь появился на политической арене после смерти Мао. В соответствии с уставом НПКСК эта организации в своей деятельности исходит из принципа «долговременного сосуществования и взаимного контроля» между КПК, демократическими партиями и беспартийными деятелями. НПКСК обсуждает основные направления государственной политики и осуществляет «демократический надзор за деятельностью КПК, народных правительств и других государственных органов» методом внесения своих предложений и критических замечаний. Однако высказываемые НПКСК мнения и рекомендации по закону не являются обязательными к исполнению.

Местное управление. В административном плане Китай разделен на 30 единиц первого уровня, включающих 22 провинции, 5 автономных районов и 4 муниципалитета (города центрального подчинения). С 1 июля 1997 в состав КНР вошел особый административный район Сянган (бывший Гонконг). Кроме того, имеется 159 административных единиц второго уровня, включающих 120 округов, 31 автономный округ и 8 аймаков. 2017 административных единиц третьего уровня включают 1856 уездов, 101 автономный уезд, 51 хошук, 3 автономных хошуна и 6 иных административных единиц.

До «культурной революции» функциональная структура провинциальных и других местных правительств соответствовала той, на основе которой строились общенациональные органы власти. В каждой провинции и территориальной единице (населенном пункте) имелись свои собрания народных представителей (СНП), народный совет, народный суд и прокуратура, напрямую подчиненные вышестоящему по рангу соответствующему органу управления, что создавало четкую вертикаль единой иерархии власти. Прямым голосованием местного населения избирались только члены народных собраний самого низкого уровня (сельской коммуны, населенного пункта городского типа или городского района). Во все органы власти вышестоящих уровней (муниципалитеты крупных городов, сельские районы, уезды, округа и провинции) делегаты избирались непрямым голосованием на сессиях нижестоящих по уровню СНП. На каждом уровне СНП избирал свой народный совет, являвшийся руководящим органом местной администрации.

В период «культурной революции» все эти институты были заменены революционными комитетами, в руках которых сосредоточивались все функции власти. Каждый революционный комитет, в состав которого входили административные кадры, представители армии и местного населения («народных масс»), осуществлял надзор за деятельностью всей администрации соответствующего уровня, руководствуясь указаниями партийного комитета этого уровня. Подобная система, введенная в действие в феврале 1967, просуществовала до июня 1979, пока ВСНП не аннулировало революционные комитеты и формально не восстановило в правах собрания народных представителей и народные советы, переименованные с того времени в народные правительства.

В целях усиления демократического характера управления и политической ответственности местных кадров в 1980 было принято решение осуществлять выборы представителей в СНП уездного уровня путем тайного и прямого народного голосования. Данная мера была нацелена на то, чтобы смягчить «кризис доверия», возникший среди населения в период «культурной революции».

Коммунистическая партия. Руководящая роль Коммунистической партии в деятельности всех правительственных и общественных институтов была зафиксирована в Конституции 1954 и подтверждена конституционными реформами 1975, 1978 и 1982. Объединявшая в 1995 в своем составе 57 млн. членов, КПК в своих собственных программных документах называет себя «авангардом китайского рабочего класса, надежным защитником интересов всего многонационального народа страны и ядром сил, ведущих Китай по пути строительства социализма». КПК является центром сосредоточения политической власти и политического влияния в Китае.

Структура КПК и ее деятельность. КПК организационно построена точно так же, как ВСНП и Госсовет, которые имеют нижестоящие по уровню однотипные структуры по всей управленческой вертикали. Высшими партийными органами являются общенациональный съезд партии и избираемый им Центральный Комитет КПК, штаб-квартира которого находится в Пекине. Делегаты на Всекитайский съезд избираются непрямым голосованием на партийных съездах провинциального уровня и точно так же – все другие делегаты далее вниз по вертикали – на окружных, муниципальных, городских партконференциях, вплоть до собраний партийных ячеек фабрик, сельских коммун, шахт, школ и армейских подразделений. На каждом уровне партийный съезд (конференция, собрание партийной организации) избирает свой исполнительный комитет и выдвигает делегатов на более высокий по уровню партийный съезд. Главными обязанностями партийных органов низшего звена является ведение агитационно-пропагандистской работы, привлечение в партию новых членов, укрепление внутрипартийной и трудовой дисциплины и обеспечение успешного выполнения планов правительства.

В соответствии с формулировками основных партийных документов Всекитайский съезд КПК (в 1997 число делегатов XV съезда КПК составило 2050 человек) является «высшим руководящим органом партии». Съезд созывается один раз в 5 лет, хотя в «чрезвычайных условиях» съезды могут созываться раньше положенного срока либо откладываться на более позднее время. На Всекитайский съезд КПК возложено осуществление следующих функций: обсуждение и принятие решений по важнейшим партийным проблемам, избрание Центрального Комитета партии, Центральной комиссии советников, Военного совета ЦК партии, а также Центральной Комиссии по проверке дисциплины, заслушивание и обсуждение отчетов указанных выше четырех партийных органов.

Центральный Комитет партии (в 1996 в его составе был 181 член и 124 кандидата в члены) избирается сроком на 5 лет. ЦК проводит в жизнь решения Всекитайского съезда КПК и руководит всей деятельностью партии в периоды между съездами. Он избирает Политбюро, Постоянный Комитет Политбюро, Секретариат и Генерального секретаря (с 1989 генеральным секретарем является Цзян Цзэминь). Пост Председателя ЦК КПК, который начиная с 1935 и по 1976 занимал Мао Цзэдун, с 1976 по 1981 – Хуа Гофэн, а с 1981 по 1982 – Ху Яобан, был упразднен в 1982. В связи с ликвидацией поста Председателя ЦК КПК высшим должностным лицом в КПК стал Генеральный секретарь. Секретариат ЦК КПК, прекративший свое функционирование в период «культурной революции» и восстановленный в своих правах в 1979, организует повседневную работу ЦК под руководством Политбюро и Постоянного Комитета Политбюро. Генеральный секретарь отвечает за созыв заседаний Политбюро и Постоянного Комитета Политбюро и руководит работой Секретариата ЦК.

Центральная Комиссия советников была образована в 1982 для оказания консультативной помощи Центральному Комитету. Ее состав (172 человек) формировался из числа высших партийных кадров, чей возраст превышал 70 лет, а партийный стаж – 40 лет. Создание этой комиссии ускорило освобождение высоких постов стареющими партийными лидерами в пользу молодых талантов без ущерба для их чувства собственного достоинства и престижа. До этого многие высшие партийные кадры сохраняли свои посты пожизненно либо до тех пор, пока они не подвергались «чистке» по политическим причинам. Как показала практика, институт советников превратился в опорный пункт консервативно настроенных оппонентов Дэн Сяопина. В 1992 этот орган был упразднен.

Даже после образования в 1982 Центрального Военного совета общее руководство национальной обороной осуществлялось партийным советом по военным делам. В начале 1990-х годов возникновение каких-либо противоречий во взаимоотношениях между этими двумя органами было маловероятным по причине полной идентичности их состава.

В декабре 1978 на смену Центральной Комиссии партийного контроля, деятельность которой была прекращена в период «культурной революции», была учреждена Центральная комиссия ЦК КПК по проверке дисциплины.

Коммунистический союз молодежи. КПК в масштабах всей страны располагает вспомогательной организацией, носящей название Коммунистического союза молодежи Китая (КСМК). Состоящий из политически активной молодежи в возрасте от 14 до 28 лет, КСМК официально считается «школой, где широкие массы юношей и девушек изучают коммунизм через практику; это помощник партии и ее резерв». Он помогает привлечению и воспитанию будущих членов партии. В период «культурной революции» КСМК был оттеснен на второй план новой массовой организацией молодежи – хунвэйбинами («красными охранниками»), а лидер союза Ху Яобан был репрессирован. В 1970-е годы, после роспуска организации хунвэйбинов, деятельность КСМК возобновилась и его ведущая роль была восстановлена.

Внешнеполитические связи. В начальный период своего существования КНР во внешнеполитической сфере проводила курс на поддержку «социалистического лагеря», возглавлявшегося Советским Союзом, и противостояние «империалистическому лагерю» во главе с США. Все некоммунистические правительства, проводившие политику нейтралитета, зачастую причислялись к категории «сторожевых псов американского империализма» и рассматривались в качестве удобных плацдармов для развертывания революционной «национально-освободительной борьбы». В середине 1950-х годов в эту концепцию четкого разделения мира на два противостоящих лагеря были внесены коррективы, по которым за всеми неприсоединившимися странами признавалось законное право представлять «третий мир». Были достигнуты и определенные дипломатические успехи, когда Китай активно содействовал созданию широкого антиимпериалистического фронта стран Азии, Африки и Латинской Америки.

К началу 1960-х годов Китай стал учитывать растущую напряженность отношений внутри империалистического лагеря, и в конце 1960-х годов дальнейшее углубление разногласий между Китаем и Советским Союзом послужило основой выдвижения новой теории существования «трех миров». Советский Союз заклеймили как государство «социал-империализма», причем не менее опасное, чем Соединенные Штаты, и обе эти страны – СССР и США – были отнесены к разряду сверхдержав. Самого себя Китай причислил к группе государств третьего мира. Группа стран «второго мира» была расширена путем включения в нее государств Восточной Европы, которые, подобно странам Западной Европы, следовало подталкивать к достижению большей автономии и независимости от своих сверхдержавных покровителей. Подобная точка зрения пользовалась предпочтением в течение 1970-х и в начале 1980-х годов.

Китайско-советские отношения. С начала 1960-х и вплоть до 1991. главной заботой Китая в сфере внешней политики было растущее соперничество с Советским Союзом. Некогда тесные союзники, две страны постепенно отошли друг от друга в конце 1950-х годов, когда Мао начал считать советского лидера Н.С.Хрущева «великодержавным шовинистом», озабоченным лишь проблемами укрепления мощи и влияния собственной страны. К концу 1950-х годов Мао пришел к заключению, что Хрущев был больше заинтересован в мирном сосуществовании с Западом, чем в поддержке «национально-освободительных» движений.

Раскол между двумя коммунистическими гигантами принял открытые формы после 1960, когда СССР прекратил оказание Китаю экономической помощи и отозвал всех своих технических специалистов. К 1966, когда Мао начал «культурную революцию», китайские лидеры осуждали СССР за «псевдокоммунизм», «современный ревизионизм» и «реставрацию капитализма». В ответ советские лидеры обвинили Китай в «догматизме» и «авантюризме». В 1968 это противостояние еще более осложнилось в связи с резким осуждением Китаем вторжения стран Варшавского договора в Чехословакию. К весне 1969 китайско-советская вражда вылилась в прямой военный конфликт на участке границы, проходящем по р.Уссури в северо-восточной Маньчжурии. В 1969 были начаты переговоры по спорным вопросам, однако к какому-либо существенному прогрессу они не привели.

В конце 1970-х годов новое китайское руководство, сплотившееся вокруг Дэн Сяопина, дезавуировало маоистское осуждение Советского Союза за будто бы проводимую там «реставрацию капитализма» и выразило пожелание об улучшении отношений между двумя странами. Однако в 1970–1980-е годы взаимный антагонизм вновь обострился сначала из-за поддержки Советским Союзом вьетнамской оккупации Камбоджи (Кампучии), а затем из-за советской военной интервенции в Афганистане. Китайское руководство, рассматривая подобные действия в геополитическом плане, оценивало их как «окружение» Китая. В ответ Китай начал оказывать военную помощь камбоджийской армии свергнутого режима Пол Пота и занимавшим крайне антикоммунистические позиции афганским моджахедам. В течение 1980-х годов китайские лидеры подчеркивали, что китайско-советский пограничный спор и конфликты в Афганистане и Камбодже являлись теми тремя препятствиями, которые препятствовали нормализации китайско-советских отношений. К началу 1990-х годов все три вышеупомянутые проблемы были в значительной степени разрешены.

Китайско-американские отношения. По мере ухудшения китайско-советских отношений китайские лидеры активизировали поиск путей к налаживанию связей с США. Полагая, что США представляют ныне для Китая меньшую угрозу, чем «гегемонистский» Советский Союз, Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай пришли к выводу, что определенное сближение с США может сыграть роль противовеса для глобальной советской экспансии.

«Нормализация» оказалась, однако, не таким простым делом. Даже до образования Китайской Народной Республики в 1949 недоверие между США и китайскими коммунистами усиливалось действиями США по оказанию помощи возглавляемому Чан Кайши Гоминьдану. Затем, в начале 1950-х годов, США и Китай вели между собой продолжительную кровавую войну в Корее. Следствием этой войны стал отказ правительства США от дипломатического признания народной республики, блокирование попыток КНР вступить в ООН и подписание в 1954 договора с гоминьдановским правительством на Тайване о взаимной совместной обороне. Существование американских военных баз и союзов, кольцом охватывающих Китай – от Японии, Южной Кореи, Окинавы, острова Гуам и Тайваня на востоке до Филиппин и Таиланда на юге, – подкрепляло взгляд Китая на США как на главного врага КНР. Эта точка зрения еще более укрепилась в войной во Вьетнаме.

После вооруженных пограничных конфликтов между Китаем и СССР в 1969 американские и китайские лидеры предприняли первые осторожные шаги в деле улучшения своих взаимоотношений. Патрулирование Тайваньского пролива кораблями военно-морских сил США, с самого начала расценивавшееся Пекином как провокация против Китая, в 1969 было снято, а еще через два года США перестали противодействовать вступлению КНР в ООН. В 1971 китайцы пригласили в Китай американскую команду по настольному теннису. Так началась эра т.н. «пинг-понговой дипломатии» и процесс нормализации китайско-американских отношений.

Самым серьезным препятствием на этом пути была проблема Тайваня. США оставались связаны обязательствами по сохранению гоминьдановского режима на Тайване. Когда в феврале 1972 американский президент Р.Никсон нанес визит в Китай, он подписал т.н. Шанхайское коммюнике, в котором отмечалось, что Тайвань является частью Китая и что проблема Тайваня должна решаться самими китайцами мирным путем. Хотя нормальные дипломатические отношения еще не были установлены, США и КНР в 1973 обменялись дипломатическими миссиями высокого ранга («миссии связи»). В то же время начал стремительно увеличиваться объем китайско-американской торговли и активизировался взаимный культурный обмен. Наконец, в 1979 президент США Дж.Картер объявил о формальном дипломатическом признании КНР, прекратил дипломатические отношения с гоминьдановским режимом и заявил о намерении приостановить действие американо-тайваньского (гоминьдановского) договора о взаимной обороне. В ответ на это китайское правительство в Пекине молчаливо согласилось не препятствовать развитию неформальных торговых и культурных связей между США и Тайванем, а также ограниченной продаже американских оборонительных вооружений Тайваню.

В 1980-х годах американо-китайские отношения были весьма тесными, поскольку Китай одобрял поддерживавшуюся США борьбу сил исламского сопротивления против пользовавшейся советской поддержкой светской власти в Афганистане. Широкие протесты общественности против жестокого подавления восстания в Тибете и кровавая расправа над демонстрантами на площади Тяньаньмэнь в Пекине, наряду с возмущением в некоторых слоях деловых кругов США все более усиливавшейся конкуренцией китайских товаров как на американском, так и на мировом рынках, послужили в начале 1990-х годов причиной дискуссий по вопросам американской политики в отношении Китая, что, однако, не привело к ослаблению этих связей.

Китайско-японские отношения. В 1950–1960-е годы отношения между Китаем и Японией оставались напряженными. Еще была свежа память о варварской японской агрессии против Китая в период Второй мировой войны и послевоенный союз Японии с США. Как и Соединенные Штаты, Япония признавала гоминьдановский режим на Тайване, а не коммунистический режим в Пекине. Однако Пекин был готов торговать с Японией и при отсутствии дипломатических отношений. В результате к середине 1960-х годов Япония превратилась в главного торгового партнера КНР. После визита в Китай в 1972 Р.Никсона заметно улучшились и китайско-японские отношения. В сентябре 1972 японский премьер Танака нанес визит в Китай, где принес формальные извинения за агрессию Японии против Китая, согласился на разрыв отношений с Тайванем и на признание Китайской Народной Республики. В феврале 1978 между Китаем и Японией был подписан торговый договор на 8 лет с объемом товарооборота в 20 млрд. долларов. В августе 1978 между двумя странами был заключен договор о мире и дружбе, содержащий пункт о борьбе с «гегемонизмом», направленный против возможной экспансии Советского Союза в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Китайско-индийские отношения. В период с 1954 по 1959 в соответствии с политическим курсом на мирное сосуществование с неприсоединившимися странами «третьего мира» Китай в целом поддерживал доброжелательные отношения с Индией. В 1959 буддисты подняли в Тибете (Юго-Западный Китай) антикоммунистическое восстание. После подавления этого восстания войсками НОАК индийское правительство предоставило тибетскому лидеру – далай-ламе – политическое убежище, и отношения между двумя странами резко ухудшились. В 1962 на отдельных спорных участках тибетско-индийской границы неоднократно происходили вооруженные столкновения. Хотя китайцы демонстрировали здесь свое явное военное превосходство, они не особенно стремились им воспользоваться. В связи с осложнением двусторонних отношений Китай отозвал из Индии своих дипломатических представителей, и в течение 1960–1970-х годов китайско-индийские отношения носили весьма напряженный характер. Ситуация еще более усугублялась развитием экономических и военных связей Индии с СССР и поддержкой, которую Китай оказывал Пакистану во время индо-пакистанского конфликта 1971. После смерти Мао Цзэдуна в 1977 были сделаны первые шаги к сближению двух стран, когда Китай и Индия обменялись дипломатическими представителями. Дипломатические отношения двух стран были подняты на уровень посольств лишь в начале 1980-х годов. В ноябре 1996 Цзян Цзэминь совершил официальный визит в Индию, во время которого были подписаны соглашения, направленные на снижение напряженности на китайско-индийской границе.

Китай и Европа. Отношения Китая с союзниками США в Западной Европе (в т.н. «втором мире») заметно улучшились в 1970-х годах, когда Китай настойчиво искал дополнительные гарантии безопасности перед лицом советского «гегемонизма». Китайско-европейские торговые отношения в тот период также переживали бурный расцвет, в особенности с учетом выдвинутой Китаем широкой программы закупок технологии на Западе.

В 1984 Китай и Великобритания заключили соглашение, предусматривавшее восстановление суверенитета Китая над Гонконгом, что и стало исторической реальностью 1 июля 1997. Гонконг, вошедший в состав КНР как Особый экономический район Сянган, сохранил существенную степень государственно-экономической автономии, в т.ч. собственную Конституцию (основной закон), исполнительную, законодательную и судебную власть, политические партии, финансово-экономическую систему, валюту, статус открытого порта и визовый режим для иностранных граждан, включая граждан КНР. (В 1987 правительство Китая заключило сходное соглашение с Португалией о возвращении Макао под суверенитет Китая в конце 1999.)

Китайско-вьетнамские отношения. На ранних этапах вьетнамской войны Китай оказывал Северному Вьетнаму существенную военную и экономическую помощь. Однако по мере того, как китайская политика начала приобретать все более резко выраженную антисоветскую направленность, в китайско-вьетнамских отношениях возникла напряженность. В начале 1970-х годов Китай начал оказывать поддержку антивьетнамски настроенным мятежникам – «красным кхмерам»– в соседней Камбодже (Кампучии). После того как в 1975 коммунисты одержали верх во всем Индокитае, правительство Вьетнама оказалось почти в полной зависимости от советской помощи и отдалилось от правительств Китая и Камбоджи.

В 1975, буквально накануне победы коммунистов в Южном Вьетнаме, китайские войска оккупировали несколько небольших островков в Южно-Китайском море (Парасельские острова), принадлежность которых оспаривалась Китаем и Вьетнамом. Противоречия между КНР и Вьетнамом особенно обострились в 1978, когда Вьетнам подписал с Советским Союзом договор о взаимной обороне. В том же году Китай выступил с резким протестом против будто бы совершенных Вьетнамом вооруженных нарушений китайской границы. Тем временем рассказы о преследованиях китайского этнического меньшинства во Вьетнаме, подтверждаемые свидетельскими показаниями многочисленных беженцев из Вьетнама через китайско-вьетнамскую границу, стали печататься во всех китайских средствах массовой информации, еще более усиливая тем самым антивьетнамские настроения в Китае.

В декабре 1978 Вьетнам вторгся на территорию Камбоджи, изгнал прокитайское правительство Пол Пота и установил в стране провьетнамский режим. В ответ на это части китайской армии в феврале 1979 пересекли вьетнамскую границу и в течение нескольких недель (ценою значительных потерь в живой силе и существенных материальных затрат) удерживали в своих руках узкую полосу вьетнамской территории. Наглядно продемонстрировав таким способом уязвимость Вьетнама, в марте того же года Китай отвел свои войска. В попытке низвержения провьетнамского режима в Камбодже Китай в начале 1980 поддержал создание единого антивьетнамского фронта из различных находившихся в изгнании групп и фракций. Однако в 1992 Китай заставил своих протеже – «красных кхмеров» согласиться на проведение в Камбодже всеобщих выборов под контролем ООН, что привело в 1993 к созданию в Камбодже широкого коалиционного правительства во главе с принцем Нородомом Сиануком, в которое не были допущены представители «красных кхмеров».

Вооруженные силы. По данным на 1992, численность Народно-освободительной армии Китая (НОАК) составляла 2,3 млн. человек. В НОАК насчитывалось 84 пехотных дивизии, 10 бронетанковых дивизий, 11 артиллерийских дивизий и 3 воздушно-десантные бригады. Кроме того, в состав НОАК входит значительный контингент производственно-строительных войск. С 1951 по 1960 большая часть военно-технического снаряжения, включая танки, артиллерию, легкое стрелковое вооружение и реактивные самолеты, поступала из СССР. После прекращения советской помощи в 1960 Китай постепенно перешел на самообеспечение в области производства вооружений, а к началу 1990-х годов сам стал крупным экспортером сложных систем вооружения в страны «третьего мира», в частности в Иран и Пакистан. Подобное соперничество на мировом рынке вооружений вызвало усиление политической напряженности в отношениях Китая с США, которые надеялись, что в связи с перестройкой в СССР Соединенным Штатам удастся занять доминирующие позиции на этом рынке. После смерти Мао одним из направлений проводимой китайским правительством программы «четырех модернизаций» была модернизация армии. Составной частью программы модернизации вооруженных сил было проведение в 1985 сокращения армии на 1 млн. человек, а в 1996–1997 – еще на 500 тыс. человек.

В 1992 в ВВС Китая насчитывалось 470 000 человек личного состава и 5000 боевых самолетов, включая 4000 истребителей и 1000 бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков. Кроме того, Китай располагал к тому времени 100 ракетными установками класса «земля – воздух».

Китайские ВМС по состоянию на 1992 имели численный состав 260 000 человек и располагали 54 надводными боевыми кораблями, 850 патрульными катерами, морскими охотниками и минными тральщиками. Кроме того, на флоте имелись 41 дизельная подводная лодка и 5 атомных подводных лодок, причем как минимум одна из них была способна осуществлять запуск ракет в подводном положении.

Взрыв первой атомной бомбы был осуществлен в Китае в 1964, а к 1967 Китай уже провел успешное испытание водородной бомбы. По имеющимся сведениям, в 1980 он осуществил успешный запуск двух трехступенчатых твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет (МБР), имевших дальность полета от 10 000 до 12 800 км, а в 1982 – одной МБР с борта подводной лодки с дальностью 2400–2900 км. В 1997 ядерный арсенал Китая составлял, по оценкам, от 300 до 450 ядерных боеголовок. Средства доставки ядерных боезарядов представлены МБР с радиусом действия 10–12,8 тыс. км, бомбардировщиками дальнего радиуса действия (3100 км), бомбардировщиками ближнего радиуса действия (400 км), а также подводными лодками класса «Ся», способными нести 12 баллистических ракет с радиусом действия 2400–2900 км.

Полагают, что каждая китайская МБР способна доставлять к цели одну ядерную боеголовку с мощностью заряда от 5 до 10 мегатонн, а баллистические ракеты, стартующие с подводных лодок (IRBM – баллистическая ракета промежуточного радиуса действия), способны нести ядерные заряды мощностью 1–3 мегатонн. В 1995–1996 Китай осуществил 3 ядерных взрыва (последний – 27 июля 1996), после чего объявил о введении моратория на дальнейшие взрывы с 30 июля 1996. Всего за 1964–1996 было осуществлено 44 ядерных испытания.

ЭКОНОМИКА

В начале 1990-х годов Китай оставался бедной страной, хотя и обладающей очень высокими темпами экономического развития и быстро растущим уровнем жизни населения. Огромная численность рабочей силы в сельском хозяйстве является наиболее устойчивой характерной чертой, отражающей экономическое прошлое страны, тогда как ориентированный на производство экспортной продукции частнопредпринимательский сектор представляет собой яркое свидетельство быстрой интеграции Китая в мировую экономику.

Традиционная экономика. Основой многовековой династической истории Китая было сельское хозяйство, которое начиналось с выращивания кормовых трав на засушливых землях в северной части страны, и производства риса в более дождливых зонах бассейна нижнего течения р.Янцзы. Самыми распространенными и многочисленными домашними животными были свиньи. В ранний период правления династии Хань (206 до н.э. – 9 н.э.) китайцы изобрели некоторые сельскохозяйственные орудия и способы ведения сельскохозяйственных работ, которые в Европе и на Среднем Востоке стали применяться лишь спустя несколько столетий, а в некоторых случаях – спустя более тысячи лет. Пожалуй, самым примечательным из сельскохозяйственных орудий был чугунный отвально-лемешной плуг. Производимые в массовом количестве из нехрупкого металла (методы его выплавки были усовершенствованы к 3 в. до н.э.), эти плуги облегчали обработку плотной или каменистой почвы. Хотя такой плуг был тяжелее деревянного, он легче скользил в земле, и его могло тянуть за собой одно животное даже на насыщенных водой глинистых почвах юга страны.

Другим новым орудием сельского труда являлась многотрубчатая посадочная машина, которая проделывала в земле борозды и сажала семена непосредственно в почву, сокращая тем самым излишнюю потерю семян, неизбежную при их разбрасывании вручную. Устройство, представлявшее собой приводимую в движение заводной рукоятью веялку с лопастями веерного типа, во много раз сокращало время очистки обмолоченного зерна.

В Минский период (1368–1644) и на раннем этапе эпохи правления маньчжурской династии Цин (1644–1912) общий объем производства зерна увеличился вследствие расширения площади обрабатываемых земель, ирригации и применения удобрений. Лучшее качество семян и внедрение новых культур, особенно кукурузы, приводило к разнице в урожайности по различным регионам. Нет сомнения, что наиболее значимыми и долговременными факторами в деле повышения урожайности посевов были конструкция, техника выполнения и уровень эксплуатации разветвленной ирригационной системы.

В эпоху императорского Китая было введено в практику немало значительных технических новшеств, в том числе выплавка и литье чугуна и бурение скважин для добывания природного газа. Однако изготовление соответствующего оборудования вплоть до конца 19 в. происходило кустарными способами. В отличие от ситуации в Японии в период реставрации Мэйдзи (1868–1912), предпринятые в Китае попытки осуществления индустриализации по европейскому образцу почти не приводили к серьезным результатам, и то лишь в области добычи каменного угля и строительстве железных дорог. В 1911 рухнула вся система династического правления, а последовавшие гражданская война и международные конфликты отодвинули экономическую модернизацию вплоть до образования в 1949 Китайской Народной Республики.

Экономическое развитие: 1949–1990-е годы. В течение первых трех лет своего существования КНР направляла основные усилия на ликвидацию разрушительных последствий гражданской войны. Однако еще до окончания этого короткого периода стало ясно, какая модель развития будет принята правительством. Во времена «холодной войны» между США и СССР Китай был союзником Советского Союза, поэтому за образец был взят опыт ортодоксального сталинизма. Главный упор был сделан на развитии тяжелой индустрии и проведение насильственной коллективизации в сельском хозяйстве. Политическая система считала мерилом своих успехов выполнение или перевыполнение пятилетних планов или голые количественные показатели, указывавшие на рост общего объема произведенной продукции в ущерб качеству и технологическим инновациям.

В ходе первого пятилетнего плана (1953–1957), основанного на коллективизации земли и сельскохозяйственного производства и на развитии тяжелой индустрии, в Китае увеличился выпуск продукции тяжелой промышленности (на 75%). Однако Мао Цзэдун не был удовлетворен темпами экономического роста страны и повернул Китай на путь «всеобъемлющей индустриализации» (программа «большого скачка»). Идея состояла в том, чтобы мобилизовать все население страны на интенсивный и продолжительный труд, чтобы за короткий срок добиться увеличения выпуска сельскохозяйственной и промышленной продукции.

Ключевым элементом программы было создание «дворовых доменных печей» для производства металла из низкосортной местной руды, металлического лома и даже старой кухонной утвари. Миллионы крестьян и городских рабочих в соответствии с указанием сверху вынуждены были бросить поля и фабрики, чтобы обслуживать эти примитивные «дворовые доменные печи». И хотя в результате реализации этой программы общий объем выплавки чугуна и стали в Китае всего за несколько лет превысил уровень выплавки стали в Великобритании, побочным итогом стали путаница в экономике и разбазаривание ресурсов, включая громадные вырубки лесов для получения древесного угля. В конечном счете все это привело к жесточайшему голоду. Большая часть посеянного и собранного в 1958 зерна была потеряна из-за недостатка транспортных средств и зернохранилищ. Еще более серьезным последствием было то, что глубокая вспашка и посев злаковых даже там, где отсутствовали необходимые условия для их выращивания, нанесли огромный экологический ущерб. Заиливание и утечки воды на плохо спроектированных и некомпетентно эксплуатировавшихся оросительных системах, а также вырубка деревьев, уничтожение травянистого покрова и прудов привели в 1959 и 1960 к катастрофическим наводнениям, снизивших сбор зерна до уровня голодных лет. По некоторым данным, начавшийся голод за период между 1959 и 1961 унес почти 30 млн. жизней.

В 1960 Советский Союз полностью прекратил оказание помощи Китаю и отозвал из страны всех своих технических специалистов. В тот же период Китай получил помощь, включая пшеницу для умирающих с голода людей, из западных стран, в том числе из Канады и Австралии. В период с 1961 по 1965 восстановление китайской экономики осуществлялось в условиях более прагматического политического курса, выдвинутого Дэн Сяопином и Лю Шаоци. Рост валового объема промышленной продукции превысил 17% в год, нормализовалась и обстановка в сельском хозяйстве. Одной из причин успеха восстановительного периода явился упор на использование в управлении производством высокопрофессиональных кадров, достижений науки и введение системы оплаты по труду. Развитие этого прагматического уклона было прервано в 1966 с началом т.н. «великой пролетарской культурной революции», наиболее бурно протекавшей в период с 1966 по 1969.

Все школы были закрыты, и огромные массы молодежи и подростков, пользовавшиеся поддержкой армии и называвшие себя хунвэйбинами («красными охранниками»), поставили своей целью разгромить всех «правых» – врагов Мао. Помимо разрушений, нанесенных в сфере интеллектуальной и культурной жизни Китая, «культурная революция» серьезно подорвала основы китайской экономики. Аппарат управления промышленностью, правительственные органы и сама коммунистическая партия недосчитались многих квалифицированных кадров. Резко сократился объем внешней торговли. Упала производственная дисциплина на фабриках и заводах, нарушилось транспортное сообщение, снизился выпуск промышленной продукции, сельскохозяйственное производство топталось на месте. Несмотря на то, что после 1967 армия в определенной мере восстановила контроль над ситуацией, беспорядки и неразбериха продолжались вплоть до того момента, когда не стало Линь Бяо, погибшего в ходе неудавшегося военного переворота в 1971.

После смерти Линь Бяо Мао Цзэдун отошел от активного политического руководства страной. Дэн Сяопин и Чжоу Эньлай попытались вернуть Китай к стратегии сбалансированного экономического развития начала 1960-х годов. Однако эти усилия были сорваны фракционной оппозиционной деятельностью многих партийных лидеров, пришедших к власти в годы «культурной революции». Хотя к моменту принятия КНР в ООН и установления отношений между Китаем и США в 1971 самые худшие эксцессы уже остались позади, эпоха страха и страданий завершилась лишь со смертью Мао в 1976.

В течение всего этого периода продолжалось осуществление «сталинских» пятилетних планов с неизменным упором на развитие тяжелой промышленности и огромными расходами на армию. Этот политический курс стал меняться после 1978, когда власть в стране сосредоточилась в руках Дэн Сяопина. Достижение поставленной Дэном цели в четыре раза увеличить мощь китайской экономики к 2000 требовало как резкого повышения эффективности сельскохозяйственного производства, так и комплексной перестройки промышленности.

Решение первой из этих задач было бы немыслимо без осуществления приватизации на селе. Реформа сельского хозяйства, фактически завершенная лишь к 1984, обеспечила значительный рост производства основных продуктов питания и увеличила разнообразие сельскохозяйственной продукции. Существенную роль в этом сыграла появившаяся возможность более широкого использования химических удобрений и сельскохозяйственных машин (в том числе малых тракторов и водяных насосов) и возросшая обеспеченность села горюче-смазочными материалами и электроэнергией.

Реформы в промышленности начались с поощрения малых предприятий частного бизнеса. Их успехи позволили добиться постепенного устранения дисбаланса между объемами производства в тяжелой и легкой промышленности и привели к росту сферы услуг. Постепенное расширение внешнеторговых связей все больше интегрировало Китай в мировую экономику. В период с 1979 по 1988 по темпам ежегодного прироста валового национального продукта Китай уступал лишь Южной Корее.

Развитие этих тенденций было прервано в июне 1989 жестоким подавлением массовых политических демонстраций протеста на площади Тяньаньмэнь в Пекине и последующего ограничения гражданских прав. Однако в последующие два года стали четко проявляться признаки возвращения к прагматической линии в сфере экономики. Политические свободы по-прежнему сильно ограничены в Китае, но по мере того, как государство отходит от жесткой централизации управления, частное предпринимательство занимает все более прочные позиции в экономике. Доля государственных предприятий в производстве промышленной продукции в Китае неуклонно сокращается (с 80% в 1978 до 34% в 1998), доля же частных предприятий продолжает возрастать и в 1998 составила более 12%.

Начиная с 1991 стал быстро расти объем внешней торговли. В 1992 прирост валового национального продукта (ВНП, общий объем производства продукции и услуг) составил 13%, что было самым высоким показателем роста ВНП в мире. После повторения этого успеха в 1993 Китай был признан страной с наиболее динамично развивающейся экономикой в мире. К началу 1997 объем иностранных инвестиций в китайскую экономику превысил 40 млрд. долл. США. Валовой внутренний продукт в период с 1980 по 1990 возрастал в среднем на 10,2%, а с 1990 по 1997 его прирост был самым высоким в мире – 11,9%. В 1998 величина этого показателя по-прежнему была очень высокой – около 8%.

Валюта, обменный курс и банковская система. Денежной единицей в Китае является жэньминьби (народная валюта), обычно называемый юанем и выпускаемый в обращение Народным банком Китая. Со времени, когда Дэн Сяопин начал проведение своих экономических реформ, официальный обменный курс юаня неоднократно понижался, упав от 1,50 юаня за 1 доллар США в 1979 до 5,22 юаня за доллар в 1990 и 8,70 юаня в 1994. В 1999 курс составлял 8,20 юаня за доллар. С переменным успехом правительство пытается сдерживать время от времени возникающие инфляционные тенденции. Валютные резервы КНР оцениваются как одни из крупнейших в мировом сообществе – в 1998 они составляли порядка 140 млрд. долл.

К важнейшим банкам относятся Промышленно-торговый банк Китая и Сельскохозяйственный банк Китая. У каждого из них имеется более 2000 отделений. В целом в системе банковской деятельности занято свыше одного миллиона служащих. Начиная с конца 1970-х годов почти каждый из серьезных европейских, североамериканских и азиатских банков открыл минимум по одному из своих отделений в Пекине, Шанхае или в южных провинциях.

Национальный доход. В 1996 величина валового национального продукта в пересчете на душу населения составляла в КНР 750 долл., что соответствует 81-му месту в мире. По этому же показателю, исчисленному по методу «паритетов покупательной стоимости валют» (ППС), Китай переместился на 72-е место в мире (3330 долл. на душу населения). Исходя из подсчетов, сделанных по методике ППС, в 1996 китайская экономика в целом занимала 7-е место в мире.

В 1980 продукция сельского хозяйства КНР составляла около 30% всего валового внутреннего продукта, тогда как объем стоимости не превышал 21%. В 1996 доля сельского хозяйства сократилась до 21%, а стоимость услуг возросла до 31%; что касается доли промышленной продукции, то она оставалась практически неизменной и составляла в 1996 48% ВВП.

Несмотря на размах и высокие темпы проведения экономических реформ последнего периода, структура национального дохода Китая претерпела весьма незначительные изменения. На долю промышленности по-прежнему приходится около половины всей суммы дохода, а доля стоимости продукции сельскохозяйственного сектора понизилась, составив менее одной трети. Неудивительно поэтому, что доля капиталовложений в строительство, составлявшая в 1992 около 7% от ВНП, в последнее время характеризовалась наиболее высоким относительным приростом.

Государственное финансирование. С начала реформ в 1979 незначительный рост доходов наметился лишь в 1985. Ежегодный дефицит бюджета в начале 1990-х годов превысил 20 млрд. юаней и составлял 1% от общей суммы национального дохода и немногим более 5% от общей суммы расходов. В 1995 правительственные доходы составляли 5,7% ВВП, а расходы – 8,3% ВВП. Основным источником правительственных доходов (72%) были налоги на товары и услуги; прямые налоги с доходов физических и юридических лиц составляли лишь 11% доходов.

Основу правительственных ассигнований составляли расходы на капитальное строительство (в 1992 – 37%). Средства, затраченные на сельское хозяйство и на нужды управления, составляли около 13% от этой величины. Второе место по расходам занимали в бюджете ассигнования на образование и культуру, что составляло почти 20% расходов бюджета. Официально национальная оборона занимала третье место, или 7,5% бюджетных расходов, однако фактические затраты на военные нужды составляли, по-видимому, более значительную величину.

Трудовые ресурсы. Создание новых рабочих мест является одной из самых сложных экономических проблем. В 1990 общая численность населения, достигшего работоспособного возраста, достигла 24 млн. человек, а число уходящих на пенсию составляло лишь 14 млн. человек. Таким образом, по самым приблизительным подсчетам, чистый прирост численности рабочей силы составил около 8 млн. Примерно тот же темп ежегодного прироста рабочей силы – от 8 до 10 млн. – ожидался до конца 1990-х годов. В 1992 потенциальная суммарная численность рабочей силы в Китае, определенная Государственным статистическим бюро (включая всех мужчин в возрасте от 16 до 59 лет и всех женщин в возрасте от 16 до 54 лет), составила 721 млн. человек.

Фактическая цифра занятости в народном хозяйстве в 1992 достигала 594 млн. человек, в 1996 – 688,5 млн. человек. Что касается оставшейся части трудоспособного населения, то в 1992 почти 85 млн. мужчин и женщин были отнесены к категории людей, занимающихся домашним трудом; 28 млн. являлись студентами старше 16 лет; почти 11 млн. человек было отнесено к неопределенному разряду «прочих». При этом число безработных в городах было определено в размере 3,6 млн. человек, что равнялось 2,3% от общей численности городской рабочей силы. Эта цифра явно занижена, однако с учетом того, что многие заняты на временной работе, а большая масса населения находится в состоянии постоянных поисков работы (от 1 до 2 млн. человек в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу), реальную оценку числа безработных дать невозможно. В 1997 официальное число безработных в городах составило 6,0 млн. человек, или 3,2% трудоспособного городского населения.

Не вызывает сомнения, что ликвидация малоэффективной системы сельскохозяйственного производства в коммунах привела к появлению громадной армии безработных и полубезработных на селе. По данным исследований, проведенных в 1990 Академией наук КНР, для выполнения всех необходимых сельскохозяйственных работ вполне хватило бы 192 млн. человек плюс еще 166 млн. человек – для выполнения работ в деревне, не связанных непосредственно с сельскохозяйственным производством. Таким образом, потенциально безработными на селе по данным на 1990 являлись 260 млн. человек, а сегодня – 320 млн. человек.

Проблемы охраны окружающей среды. В долговременном аспекте наиболее важными являются проблемы состояния окружающей среды и природных ресурсов. В отличие от других преуспевающих в экономическом плане азиатских стран, Китай слишком крупная страна для того, чтобы опираться в удовлетворении своих основных потребностей исключительно на импорт. (Так, Япония ввозит из-за рубежа фактически 100% необходимого стране горючего, а Южная Корея более чем на 2/3 удовлетворяет свои потребности в продовольствии за счет импорта.)

Потребность в интенсивном использовании собственных энергетических ресурсов уже привела к значительному ухудшению состояния окружающей среды, особенно к сильному загрязнению атмосферы городов и кислотным дождям. Производство продуктов питания требует очень бережного использования сельскохозяйственных ресурсов. К несчастью, за период с конца 1950-х годов Китай потерял более 1/3 своих пахотных земель из-за вырубки лесов, опустынивания, развития эрозионных процессов, засоления почв и использования площадей под промышленное и городское строительство. Кроме того, качество сельскохозяйственных угодий в Китае постепенно снижается из-за перехода от использования традиционных органических удобрений к применению химических удобрений.

Другой серьезной ресурсной проблемой является нехватка пиломатериалов и бумажной массы. Безлесье ухудшает состояние водных ресурсов, в результате чего хронический недостаток воды в настоящее время ощущает практически каждая северная провинция страны. Переброска воды из р.Янцзы представляется ныне единственным решением этой проблемы. Качество воды в Китае снижается по мере возрастания объемов неконтролируемых сточных вод, в особенности от тысяч новых частных предприятий. В стоимостном выражении прямые и косвенные потери, вызванные загрязнением окружающей среды и ухудшением состояния экосистем, уже сейчас составляют около 15% валового национального продукта.

Сельское хозяйство. Согласно официальным данным, по состоянию на конец 1990-х годов Китай располагал приблизительно 95 млн. га обрабатываемых земель, что составляло 1/15 от общей площади обрабатываемых земель в мировом масштабе, но при этом должно было обеспечивать пропитание 1/5 части населения Земли. Фактическая площадь обрабатываемых земель в Китае, возможно, на 30% больше, но даже если это так, на душу населения приходится лишь 0,1 га. Следовательно, необходимы все более интенсивные формы земледелия. Один и тот же участок земли зачастую используется для выращивания трех и более урожаев каждые два года, а в бассейне реки Янцзы снятие двух урожаев в год является нормой. Многие поля в провинциях Южного Китая дают по три урожая основных сельскохозяйственных культур или до пяти урожаев овощей в год.

Огромная территория страны и разнообразие климатических условий, почв и рельефа местности явились причиной формирования целого ряда различных агроэкосистем. Гористые местности крайних западных районов Китая и обширные степи Синьцзян-Уйгурского автономного района и Тибета способствуют развитию животноводства (крупный рогатый скот, лошади, овцы и козы), тогда как оазисы в пустынных районах Синьцзяна благоприятны для выращивания арбузов и винограда. Холодные северные провинции Хэйлунцзян и Цзилинь играют ведущую роль в высокомеханизированном производстве злаковых и бобовых культур (кукурузы, пшеницы, соевых бобов) на обширных полях, напоминающих по своим природным особенностям равнины Северной Америки. В Северном Китае, включая западную часть провинции Хэбэй, провинции Шаньси, Шэньси и Ганьсу, выращиваются засухоустойчивые культуры (пшеница, кукуруза, просо), часто на террасированных склонах, в условиях борьбы с хронической нехваткой воды. На Северо-Китайской равнине (южная часть провинции Хэбэй, провинция Хэнань и часть провинции Шаньдун, Цзянсу и Аньхой) обрабатываемые земли дают по два урожая в год (зерновые, масличные культуры и табак). Для целей ирригации без всякого ограничения используются подземные воды (включая воду из колодцев).

Самыми продуктивными в Китае по объему получаемой сельскохозяйственной продукции являются долина нижнего течения р.Янцзы, провинция Сычуань и субтропическая провинция Гуандун. Сбор нескольких урожаев в год, использование орошения и широкое применение удобрений являются здесь нормой. Провинции Хунань, Сычуань и Цзянсу являются крупнейшими в стране производителями риса. Большая часть сахарного тростника выращивается в Гуандуне и Гуанси. В субтропических районах Китая также выращиваются и отправляются на экспорт мандарины, апельсины, личжи и ананасы.

Общая площадь, занятая под посевами сельскохозяйственных культур, за период с 1952 по 1957 возросла на 11%, однако впоследствии эта цифра постепенно уменьшалась при увеличении числа урожаев, получаемых с одной и той же площади. Потери пахотных земель и сокращение площадей посевов были более чем компенсированы за счет повышения урожайности. Средняя урожайность всех зерновых культур в период с 1950 по 1997 возросла примерно в 4 раза. Урожайность пшеницы возросла в 5 раз, кукурузы – почти в 4 раза, риса – в 3 раза. Это повышение урожайности произошло в основном после 1975 в связи с большей доступностью синтетических азотных удобрений.

В 1970-е годы Китай закупил за рубежом более 12 современных химических заводов по производству мочевины – концентрированного твердого азотного удобрения. Вместе со значительно менее эффективными некрупными отечественными предприятиями, производящими преимущественно углекислый аммоний, эти заводы в 1992 поставили почти 16 млн. т азотных удобрений, что превратило Китай в крупнейшего производителя этого основного элемента питания растений.

Другие современные методы, позволившие Китаю повысить производительность сельского хозяйства, включают применение более качественных семян, пестицидов, полиэтиленовой пленки для защиты всходов сельскохозяйственных культур, а также увеличение использования электроэнергии для работы водяных насосов и переработки сельхозпродукции.

В результате проведенной приватизации земля в коммунах была поделена между семьями, часто с использованием весьма сложной формулы раздела. Вначале земля отдавалась в аренду на короткий срок, но вскоре была введена система долговременного владения землей. Устанавливаемые государством контрольные цифры посевов сначала были снижены, а затем отменены полностью. Целая серия давно назревших корректировок в области цен на зерно и мясо послужила стимулирующим фактором в повышении производительности труда и привела к значительным изменениям в структуре посевов. В 1996 валовой сбор зерновых в Китае составил 490 млн. т.

В течение 1980-х годов урожаи масличных культур и фруктов более чем удвоились, а по сахарному тростнику и табаку даже утроились. Животноводство, традиционно составлявшее лишь малую часть сельскохозяйственной деятельности в связи с недостатком кормов и ограниченностью пастбищных угодий, стало развиваться ускоренными темпами. Производство свинины – главного мясного продукта в Китае – выросло более чем в два раза. Та же картина наблюдалась и в производстве мяса птицы и яиц. К началу 1990-х годов около 20% производимого в Китае зерна шло на корм скоту.

Хотя в настоящее время Китай в основном самостоятельно обеспечивает себя продуктами питания, оценка дальнейших перспектив страны в деле производства продовольственной продукции представляется далеко не оптимистичной. При росте численности населения необходимость в увеличении производства пищевых продуктов будет сохраняться, а увеличение потребностей в кормовом зерне столкнется с необходимостью расширения производства удобрений, повышения расхода воды на орошение и предельно ограниченной площадью земли, пригодной для сельскохозяйственного использования. По прогнозам, сделанным западными специалистами, в 21 в. ежегодная потребность Китая в импортном зерне составит от 55 до 175 млн. т.

Рыбное хозяйство. Выращивание разнообразной рыбы в пресноводных водоемах, в особенности различных разновидностей карпа, всегда было важной составной частью традиционных путей обеспечения населения продовольственными продуктами. Маоистский упор на производство зерна приостановил это предпринимательство, прежде всегда бывшее в почете. Более того, многие пруды и озера были засыпаны с тем, чтобы увеличить площадь полей. Реформы, последовавшие после 1979, привели к восстановлению и модернизации традиционных методов выращивания рыбы, и в результате объем сбора продукции с водоемов вырос почти в 4 раза. Стала увеличиваться и добыча морепродуктов.

Энергетика. Богатейшие залежи каменного угля в Китае обеспечили стране большую часть ее потребностей в энергетике. Залежи каменного угля сконцентрированы преимущественно в северных и северо-восточных провинциях (только на провинцию Шаньси приходится около четверти всей добычи угля). Однако примерно половина от огромного объема добычи угля в Китае поступает сейчас с маленьких сельских и пригородных шахт, и весь этот уголь по существу сжигается без всякой предварительной сортировки и промывки. Даже на самых крупных государственных угледобывающих предприятиях сортируется и очищается менее половины добываемого угля.

По этой причине сжигание китайского каменного угля, в особенности в мелких устаревших котельных и миллионах домашних очагов, приводит к серьезному загрязнению атмосферы. При наличии у Китая далеко идущих планов и исключительной важности каменного угля для их осуществления, очевидна необходимость применения новых более эффективных методов добычи угля, включая разработку открытым способом, и новой технологии для обеспечения более эффективного его сжигания.

На протяжении 1950-х годов Китай импортировал относительно небольшое количество нефти из СССР, однако в середине 1960-х годов перешел на самообеспечение в связи с открытием крупного нефтяного месторождения в провинции Хэйлунцзян. Последующие открытия нефтяных месторождений, особенно в Шаньдуне и Хэбэе, более чем удвоили потенциальные возможности добычи нефти. По данным на начало 1997 общие запасы нефти в КНР составляли 94,0 млрд. т., газа – 39 трлн. куб. м. В начале 1980-х годов Китай предпринял интенсивную разведку шельфа, а в начале 1980-х годов началось пробное бурение в акватории Южно-Китайского моря. Однако до настоящего времени было открыто лишь несколько нефтеносных залежей относительно малого промышленного значения.

В настоящее время внимание постепенно переключается на Синьцзян, где имеется несколько неразведанных, но многообещающих горизонтов осадочных пород. Хотя Китай вышел ныне на пятое место в мире по добыче нефти, он занимает весьма скромное место по производству природного газа. Крупнейшие запасы последнего находятся в провинции Сычуань, а в будущем планируется увеличить добычу метана из каменноугольных пластов в Северном Китае.

По потенциальным запасам гидроэнергетических ресурсов Китай далеко опережает все страны мира, но темпы развития гидроэнергетики сдерживаются нехваткой капиталов, необходимых для возведения крупных плотин. Предприятия, работающие на твердом ископаемом топливе, главным образом на каменном угле, по-прежнему дают 4/5 всей потребляемой в стране электроэнергии. Однако в настоящее время на стадии строительства находится несколько крупных гидроэнергетических сооружений, в том числе дискуссионный проект строительства плотины в Трех ущельях (Санься), которая перекроет реку Янцзы и после установки на ней электрогенераторов общей мощностью более 13 гигаватт станет крупнейшей гидроэлектростанцией в мире. Но даже при условии быстрого развития гидроэнергетики и вполне вероятном открытии новых источников углеводородного сырья зависимость Китая от каменного угля сохранится надолго.

Эта зависимость от угля, вместе с широким использованием устаревшего и неквалифицированно эксплуатируемого оборудования, превращает Китай в исключительно малоэффективного пользователя энергетических ресурсов. Производство электроэнергии в КНР в 1996 составило 1,075 млрд. квт/ч. Но по сравнению с Японией, Западной Европой и Северной Америкой, фабрики и заводы в Китае на единицу выпускаемой продукции, как правило, расходуют в три раза больше электроэнергии, вне зависимости от того, идет ли речь о производстве стекла, аммиака, пива или бумаги. Неудивительно, что с принятием мер по рационализации экономики в 1980-е годы Китай открыл для себя новый источник энергии – экономию энергоресурсов. Эффект экономии вышел далеко за рамки простого повышения эффективности конкретных промышленных процессов и привел к корректировке структуры потребления энергии.

Осуществление индустриализации сталинского образца требовало потребления громадного количества угля и электроэнергии для выплавки металла и металлообработки. Легкая промышленность, которой свойственны меньшие энергетические затраты по сравнению с тяжелой промышленностью, была предана забвению, а фиксированные и нереалистично заниженные цены на уголь приводили к растранжириванию энергетических ресурсов. Различные меры по сбережению энергии, включающие как закрытие наиболее устаревших заводов, так и привлечение в страну новых предприятий из-за рубежа, позволили сократить общее потребление энергии по стране почти на 40%.

Сотни миллионов сельских жителей КНР до сих пор лишь весьма отдаленно связаны с потребляющей твердое ископаемое топливо экономикой страны. Для приготовления пищи и обогрева своих жилищ они используют растительные остатки и кизяк, дрова и высушенные стебли культурных растений (в первую очередь солому из стеблей зерновых культур), а также высушенную траву. Сжигание растительных остатков снижает количество органического вещества, вновь возвращающегося в почву, а незаконная вырубка деревьев на дрова является главной причиной сокращения площади лесов.

С начала 1970-х годов было предпринято несколько попыток решения проблемы нехватки энергетических ресурсов в сельских районах. Так, строительство мелких гидроэлектростанций принесло заметные перемены в этом плане в отдельных районах Южного Китая с гористым рельефом и обильными осадками; в других местах на пустующих склонах отводились участки для посадки деревьев специально на дрова, и по всей стране стали применяться более современные эффективные печи для приготовления пищи. Открытие частных небольших угольных шахт облегчило проблему снабжения топливом в некоторых провинциях.

В 1995 73% всей произведенной в Китае электроэнергии и тепла было получено за счет угля, 19% – за счет ГЭС, 6% – за счет нефти и лишь 1% – за счет АЭС.

Промышленность. Хотя китайская промышленность подвергается радикальной и давно назревшей трансформации с начала 1980-х годов, ее «сталинское» происхождение продолжает ощущаться и в наши дни. Основную часть мощностей тяжелой промышленности по-прежнему составляют предприятия 1950-х годов либо предприятия, созданные по проектам того периода. Предприятия как тяжелой, так и легкой промышленности страдают от плохого технического обслуживания, что характерно для любой централизованной бюрократической экономической системы, где мало что делается для повышения уровня эффективности ее функционирования. И несмотря на большие перемены, происшедшие в китайской экономике в целом, диспропорция в распределении государственных ресурсов в пользу тяжелой индустрии отнюдь не исчезла.

Реформы привели к изменениям в географическом распределении деловой активности и промышленности по районам страны. Во времена Мао новые чугуно- и сталеплавильные заводы, предприятия автомобильной промышленности и машиностроения строились преимущественно в северных и северо-восточных городах и провинциях страны, таких, как Аньшань, Шэньян, Ганьсу и Цзилинь. В остальной части страны крупными индустриальными центрами являлись лишь старые промышленные центры – город Шанхай, провинции Хунань и Сычуань.

Открытие Китая для притока иностранных инвестиций и образование специальных экономических зон стимулировало перемещение новой волны индустриальной активности в прибрежные провинции страны, в частности в Южный Китай. Провинция Гуандун воспользовалась своим соседством с Гонконгом, а провинция Фуцзянь – обновленными связями с Тайванем. Рост экономической активности в Гуандуне имел особо важное значение. Этот район сейчас превратился в основной источник валютных поступлений страны. Былое превосходство Шанхая как промышленного центра было восстановлено созданием нового индустриального комплекса на р.Хуанпу. Прибрежные города северных провинций также извлекли пользу из иностранных инвестиций и новых связей с мировым рынком.

Однако это рассредоточение центров инвестиций имеет и свою оборотную сторону, углубляя существующие межрегиональные различия. В 1992 расположенная на южном побережье страны провинция Гуандун, число жителей которой составляет менее 6% от общей численности населения Китая, получила 12% от общей суммы инвестиций, в то время как во внутреннюю провинцию Сычуань – самую населенную в Китае (9,5% от общей численности населения) поступило лишь 5% финансовых вложений. Эта почти четырехкратная разница в богатстве в расчете на душу населения наложилась на и без того существенное различие в уровне жизни населения: в 1991 средний уровень потребления на душу населения в Гуандуне был в два раза выше, чем в Сычуани (при том что Сычуань отнюдь не самая бедная провинция в Китае). Сравнение с Гуйчжоу или Ганьсу показало бы еще более значительное неравенство.

Транспорт. Восточная часть Китая, составляющая одну треть территории страны, является самым густонаселенным районом в мире, однако даже эта часть территории Китая имеет несообразно слабо развитую транспортную сеть. Проводимый после 1979 курс, при котором заметный экономический рост сочетался с расширением внутренней и внешней торговли, а также невиданная доселе мобильность громадного населения Китая легли тяжелейшем бременем на слабую транспортную инфраструктуру. Хотя число пассажирских вагонов после 1979 увеличилось почти на 70%, а объем пассажирских перевозок – в три раза, общий прирост протяженности китайских железных дорог составил менее 10%. Железнодорожные грузовые перевозки за период с 1970 по 1990 возросли вдвое, превысив 1,5 млрд. т в год. Основным объектом грузовых перевозок на железнодорожном транспорте по-прежнему является каменный уголь, ежегодно составляющий более 40% их общего тоннажа. В связи с тем, что подавляющая часть залежей высококачественного угля сосредоточена на севере страны, а бурно развивающиеся отрасли промышленности – на юге, среднее расстояние перевозки угля составляет в настоящее время около 750 км. До необходимой модернизации железных дорог пока еще далеко. В 1990 при общей протяженности железнодорожных путей в 53 000 км двухколейные дороги составляли лишь 1/4 ее часть, а длина электрифицированных линий – около 12%. Примерно половину локомотивного парка составляют паровозы.

Быстрыми темпами увеличивались автомобильные перевозки. Общая протяженность шоссейных магистралей в 1995 составила 1,15 млн. км (около 85% дорог было проложено до 1992), а суммарный объем перевозок автотранспортом составил 10,5 млрд. пассажиров и 9,5 млрд. т грузов. Благодаря дотациям проезд в городском пассажирском транспорте стоит недорого, но автобусы старые и вечно переполненные. Несмотря на то, что число автомобилей в личной собственности остается очень низким (один автомобиль на 480 человек), улицы крупных городов быстро заполнили такси и автомашины, принадлежащие правительству и бизнесменам. Все вместе они вызывают в ряде мест сезонное появление удушливого смога. Интенсивность движения автомобильного транспорта в городах еще более возрастет после завершения строительства нескольких многополосных автострад.

На внутренние водные пути, традиционно игравшие главную роль в перевозке людей и грузов, в настоящее время приходится лишь несколько процентов пассажирских и менее 10% грузовых перевозок. Вновь выйдя на арену международной торговли, Китай был вынужден в максимальной степени увеличить свой морской транспорт. Суммарный объем грузов, обрабатываемых ежегодно в крупных китайских портах, достигает 500 млн. т. По уровню деловой активности Шанхай далеко обогнал другие китайские порты, обрабатывая почти 30% всего грузооборота. На втором месте (15% грузооборота) стоит Циньхуандао – главный угольный порт в провинции Хэбэй.

Китайские авиакомпании, сформировавшиеся после раздела единой национальной авиакомпании в 1984, осуществили модернизацию самолетного парка, главным образом за счет закупки «Боингов-747» и других американских авиалайнеров. Однако уровень обслуживания на китайских авиалиниях и статистика в сфере безопасности полетов остаются незавидными. Всего в стране действует 500 внутренних и 60 международных авиамаршрутов, и в 1995 авиатранспортом было перевезено почти 1,0 млн. т груза и 5,5 млн. пассажиров.

Сфера обслуживания. В течение последних десятилетий традиционно китайский дух предпринимательства процветал на Тайване, в Гонконге и в Сингапуре, в то время как в КНР он подвергался систематическому искоренению. До 1949 в Пекине было несколько тысяч маленьких ресторанчиков и продовольственных ларьков, и когда после 1985 в стране вновь возродилось стремление привлечь как можно больше западных туристов, потребовалось спешно готовить тысячи молодых специалистов поварского искусства. Четверть века маоистской непритязательности, когда в основе питания было массовое приготовление пищи в общественных столовых, породила огромную нехватку специалистов даже в этой специфически китайской области сферы обслуживания.

К счастью, традиции возродились здесь сразу же после устранения барьеров на пути их развития. Начало 1980-х годов характеризовалось ростом количества частных торговцев и малых предприятий в самых различных сферах обслуживания, и к концу десятилетия улицы китайских городов буквально заполонили различные ремонтные мастерские, рестораны и другие предприятия мелкого частного сектора. Если, согласно официальной статистике, в торговле, системе питания и сфере обслуживания в 1978 было занято лишь 9,4 млн. человек, то в 1992 это число превысило 43 млн. В 1992 чуть более половины людей, занятых в розничной торговле и различных сферах обслуживания, а также две трети работавших в сфере питания составляли мелкие предприниматели и их наемные служащие. Наиболее динамично развивающимися сферами бизнеса являются парикмахерские, фотомастерские и отели.

Внешняя торговля. Вплоть до 1960 вся внешняя торговля Китая, за исключением очень малой ее доли, замыкалась на СССР и его европейских союзниках (главным образом на Чехословакию, Польшу и Восточную Германию). В период, последовавший за обострением разногласий между КНР и СССР в 1961, Китай производил некоторые закупки зерна в Канаде и Австралии, импортировал технологическое оборудование для промышленных предприятий из Японии и Западной Европы, но развитие этой тенденции было прервано «культурной революцией». Расширение внешней торговли началось только в начале 1970-х годов при весьма медленном увеличении общего ее объема: потребности Китая в импорте были почти неограниченны, но он мало что мог предложить на экспорт в индустриально развитые страны. После того как в 1971 Китай начал проведение политики «открытых дверей» в отношении западных стран, его внешнеторговый оборот всего за 4 года увеличился в три раза. К 1980 он вновь более чем удвоился и продолжал расти, хотя и значительно медленнее, вплоть до 1988, когда был преодолен рубеж в 100 млрд. долларов. Большое значение внешней торговли для экономического развития Китая наглядней всего можно проиллюстрировать долей экспорта в общем объеме ВНП: в 1980 она составляла около 13%, а в 1992 уже достигла 35%, т.е. была выше показателя доли экспорта в экономике Японии. В период с 1980 по 1996 объем внешней торговли КНР возрастал ежегодно на 33% и достиг в 1996 290 млрд. долл.

Несмотря на неоднократные попытки добиться во внешней торговле хотя бы приблизительного баланса между экспортом и импортом, со времени начала экономических реформ в 1979 каждые три года из четырех Китай заканчивал с дефицитом торгового баланса. Структура экспорта из страны претерпела существенные изменения в 1980-е годы. Если в начале этого десятилетия пищевые продукты и минеральное сырье (нефть и уголь) составляли 2/5 общего объема китайского экспорта, то к концу десятилетия они едва достигали 1/5. В течение этого же периода доля готовых изделий в экспорте поднялась с 50 до 75%. Изменилась и структура импорта: доля готовой продукции (главным образом производственное и транспортное оборудование) выросла с 65 до 82% от общей стоимости импортных поставок.

Что касается отдельных видов товара, то суммарная стоимость экспорта нефти, этого крупнейшего предмета экспорта Китая на протяжении многих лет, в конце 1980-х годов была превышена стоимостью экспорта готовой одежды. На третье и четвертое место вышли хлопчатобумажные ткани и морепродукты. Основными торговыми партнерами Китая в 1980-х – первой половине 1990-х годов являлись Гонконг, Япония, Соединенные Штаты и Германия, причем Гонконг, в свою очередь, занимался реэкспортом многих товаров, закупленных в Китае. В число факторов, делающих китайский экспорт конкурентоспособным на мировых рынках, входит низкая стоимость труда китайских рабочих, мощные иностранные инвестиции в легкую промышленность, быстрое повышение качества готовой продукции, выпускаемой на предприятиях, принадлежащих гонконгским бизнесменам, и неоднократная девальвация китайского юаня. Эти изменения привели к резкому изменению характера торгового баланса между Китаем и США в пользу Китая. Если в 1990 американский экспорт в Китай несколько превышал импорт из КНР, то к 1993 дефицит США составил около 20 млрд. долларов, уступая лишь дефициту в торговле с Японией. В 1998 показатель дефицита США в торговле с КНР превзошел и дефицит в торговле США с Японией.

Уровень жизни. Сравнение уровня жизни в Китае с международными нормами показывают как существенные достижения, так и неудачи в этой области. При суммарной калорийности пищи в 2600 ккал в день на душу населения средний уровень снабжения населения продуктами питания в начале 1990-х годов был на 10% ниже, чем в Японии, и выше среднего уровня суммарной калорийности пищи на душу населения азиатских стран, где он равен почти 2500 ккал в день. Однако достижения в этой сфере сопровождаются лишь незначительным повышением качества и разнообразия используемых продуктов питания и сохранением заметного разрыва между средними показателями для жителей сельских местностей и городов. Растительная пища по-прежнему составляет более 90% всего энергетического потенциала потребляемых продуктов, а среднее потребление мяса в деревне более чем на 1/3 уступает городскому уровню. Огромные субсидии на обеспечение нормированного снабжения населения основными видами зерна продолжали выделяться вплоть до начала 1990-х годов, пока страна наконец не отказалась от сочетания государственной и частной рыночной систем и не перешла к системе единого свободного рынка зерна. Как и повсюду в Азии, продукты питания дают ощутимую долю (свыше 50%) доходной части бюджета.

Жилищные условия городских жителей улучшились незначительно. Первое обследование состояния жилищного фонда городов, проведенное в общенациональном масштабе, показало, что в 1986 на каждого горожанина приходилось в среднем 6,1 кв. м жилой площади, а для 25% городского населения эта цифра не превышала 4 кв. м. В соответствии с официальными установками к 2000 намечалось довести средний уровень обеспеченности городских жителей жилой площадью до 8 кв. м на человека. Жители деревень всегда располагали более просторными жилыми помещениями и еще больше расширили их, превратив часть приватизированных сельскохозяйственных построек в жилые дома. До 1978 в сельской местности ежегодно вводилось в строй не более 1 млн. кв. м жилой площади, однако в суммарном исчислении по состоянию на 1980 эта цифра возросла до 7 млн. кв. м при одновременном повышении качества жилья. За период с 1980 по 1990 средние размеры жилой площади в сельских районах из расчета на одного человека выросли с менее чем 10 до 17 кв. м. Однако качество жилья на селе в целом по-прежнему очень низкое: преобладают жилища глинобитно-саманного типа, электрифицирована всего лишь половина сельских домов, а водоснабжением обеспечено менее 1/7 домов.

Реформа в сельском хозяйстве повсеместно стимулировала рост производства продовольствия, но при этом увеличились диспропорции между отдельными провинциями. В самых бедных провинциях Китая, особенно в глубинных районах с засушливым климатом, проблема обеспечения минимальных потребностей населения в основных углеводах стоит так же остро, как и раньше. В то же время люди в Шанхае в среднем едят мяса больше, чем японцы. Если в прибрежных провинциях – Гуанчжоу, Хайнань, Фуцзянь, Чжэцзян и Цзянсу – уровень потребления продуктов лишь немногим ниже среднего уровня потребления на Тайване, то около 100 млн. человек во внутренних регионах Китая, возможно, по-прежнему страдают от хронического недоедания.

Несмотря на устойчивое неравенство между разными регионами страны, средняя ожидаемая продолжительность жизни поднялась с 40 лет в начале 1950-х годов до 68 лет для мужчин и 71 года для женщин в 1996.

Китай уступает другим странам в области образования. Процент неграмотности среди взрослого населения в Китае ниже, чем, к примеру, в Индии, однако по-прежнему нельзя согласиться и с официальной цифрой в 20%. Номинально, за исключением небольшого процента, все дети в возрасте от 6 до 14 лет посещают школу, но в сельской местности доля бросающих занятия значительна, особенно среди девочек. Отставание Китая особенно велико в сфере среднего специально и высшего образования. В учебные заведения из числа выпускников средних школ зачисляется менее 2% юношей и девушек, т.е. в процентном отношении меньше, чем в любой другой крупной стране. Этот недостаток приводит к тому, что в Китае на 1 млн. населения приходится лишь 1000 ученых и инженеров. Здесь Китай выглядит плохо даже по сравнению с Индией (3000 специалистов на 1 млн. жителей).

Среднедушевой доход горожан составлял в КНР в 1996 4839 юаней (около 556 долл. США), сельских жителей – 1926 юаней (221 долл. США). Расточительность, демонстрируемая представителями только что народившегося в городах класса разбогатевших предпринимателей, равно как и некоторых фермеров из пригородных зон и владельцев различных частных предприятий как в городе, так и сельской местности, являет собой резкий контраст сохраняющемуся нищенскому существованию десятков миллионов крестьян внутренних районов Китая, в особенности в провинциях Гуйчжоу, Шаньси и Ганьсу. В начале 1990-х годов примерно 50–60 млн. сельских жителей находилось ниже черты бедности.

ТРАДИЦИОННОЕ КИТАЙСКОЕ ОБЩЕСТВО


Классовая структура. Подобно другим восточным обществам, в традиционном Китае на протяжении веков функционировала политическая структура, наделенная чрезвычайной властью. Единственным источником власти был император, осуществлявший свое правление по воле небес. Однако постепенно развитие получали институты, призванные гарантировать плавное функционирование государственного аппарата и не допустить развития сил, которые могли бы противопоставить себя императорской власти.

Первостепенную роль играли механизмы формирования аппарата чиновников. Уровень квалификации чиновничества проверялся посредством целой серии различных экзаменов. Обладатели ученых степеней и чиновники, избранные из их числа, занимали в обществе престижные должности. Помимо ученых-чиновников, или шэньши, в соответствии с китайской социальной теорией выделялись еще три класса: крестьяне, мастеровые-ремесленники и торговцы. Обобщенно представителей всех этих классов называли простолюдинами. Ниже этих классов на иерархической лестнице стояли «подлые люди». К этому разряду относили лиц, выполнявших презираемые обществом обязанности. Дети и потомки этих людей к сдаче государственных экзаменов не допускались. Рабство в Китае тоже существовало, однако редко играло заметную роль.

Центры социальной интеграции. Семья и клан. Большая семья и семейный клан включали в свой состав широкий спектр родственников, часть которых могла принадлежать даже к другим классам. В идеальном случае, а иногда это случалось и в реальной жизни, клан представлял собой прочное сообщество, проявлявшее заботу о своих членах, в том числе даже о самых дальних родственниках, и следившее, чтобы наиболее одаренные дети членов клана получали образование. Клан сплачивался воедино соблюдением обязательных церемоний почитания предков и чувством гордости за свою родословную. Семья зачастую держалась вместе благодаря единой собственности на землю и наличию на этой земле храмов предков, в которых хранились поминальные таблички, восхвалявшие умерших и служившие предметом поклонения родственников.

Проблема женитьбы решалась в кругу семьи. Брачный союз устраивался с помощью свах. Традиционно согласия детей не спрашивали, и вступление в брак было практически обязательным для всех. Лишь буддийские монахи, некоторые даосские жрецы и немногие крайне бедные мужчины оставались холостыми.

Деревня и город. Деревенская община представляла собой низшую форму социальной интеграции. Города, где размещалась администрация, обычно являлись местом торговых базаров и ярмарок, которые объединяли население данного района как в социальных, так и в экономических целях. Городские увеселительные заведения, включая рестораны, чайные заведения и винные лавки, также служили центрами общественной жизни. Владельцы чайных для привлечения клиентов часто нанимали профессиональных рассказчиков различных историй. Большой популярностью пользовались театр, а также разнообразные азартные игры.

Ассоциации и объединения. Важнейшую роль играли гильдии, поскольку до 1911 они организовывали и регулировали всю предпринимательскую деятельность в области промышленности и торговли. Они делились на два типа: по ремеслам и по провинциям. Первые регулировали вопросы обучения ремеслам, устанавливали стандарты и уровень качества, а также определяли цены. Провинциальные гильдии представляли торговцев одной провинции или одного города, занимающихся своим бизнесом в другой провинции или другом городе. Существовало и множество тайных обществ. Некоторые из них формировались для взаимной помощи, другие преследовали политические цели.

Религиозные верования. Народная религия включала в себя элементы анимизма и политеизма. Люди считали, что мир населен множеством духов. Так, духи зла – «гуй» – считались приносящими болезни и бедствия. От этих злых духов можно было защититься либо отогнать их различными способами, включая заклинания и особые церемонии. Вселенная считалась соединением двух элементов – «инь» и «ян». «Инь» означало темноту, зло, женское начало. Воплощением этих качеств был злой дух «гуй». «Ян» означало тепло, свет, добро, мужское начало; вещи, воплощавшие в себе эти качества, могли использоваться для защиты от «гуй». В целом в представлении китайцев мир духов и богов был копией мира людей и государства с той же самой иерархией авторитета и власти. У каждого города имелся свой бог, в какой-то мере соответствовавший местному магистрату. Над всей вселенной возвышалось «тянь» – «небо», соответствовавшее императору на земле.

В дополнение к этой распространенной религии с ее духами и многочисленными богами существовали пять основных религиозных доктрин: конфуцианство, даосизм, буддизм, ислам и христианство. Конфуцианство, являвшееся скорее этико-политическим учением, чем религией, на протяжении долгого время – начиная с конца 3 в. до н.э. и до образования республики в 1912 – пользовалось поддержкой государства. Конфуцианская философия содержала в себе основные положения семейного и морального кодекса. Отвергнутое после образования республики, в 20 в. конфуцианство пришло к своему закату. Классические конфуцианские труды в перечне обязательной литературы для школ были перенесены с первого на второе или третье место. Даосизм как религия имел китайские корни, однако подвергся влиянию буддизма. Некоторые из даосских трудов, написанные с философским уклоном, имеют огромную интеллектуальную значимость. Даосизм также имеет свои храмы, свой пантеон богов и свое учение о будущей жизни с вознаграждениями и карами за прошлое. Буддизм пришел из Индии и получил в Китае широкое распространение, здесь были построены сотни буддийский храмов и монастырей с тысячами монахов. Мусульмане живут в Китае повсюду, в особенности в северо-западных и юго-западных районах. Христианство, с которым китайцев познакомили миссионеры из Европы и Америки, получило широкое распространение в 19 и начале 20 вв., однако число верующих-христиан составляет всего 1% населения страны.

СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО И КУЛЬТУРА


Структура общества в коммунистическом Китае. Правительство КНР классифицирует население страны по признаку социального происхождения. Все население делится на 4 класса: рабочие, крестьяне, помещики и буржуазия. Почти 80% людей по этой классификации относится к классу крестьян, а большая часть остальных – к рабочим. В период «культурной революции» дети из рабочих и крестьянских семей причислялись к категории лиц с «хорошим» семейным прошлым, тогда как дети помещиков и выходцы из буржуазных семей считались имеющими «плохое» происхождение. Хотя после осуществленной в начале 1950-х годов земельной реформы в стране не осталось ни одного помещика, дети продолжали нести на себе клеймо врага. Интеллектуалы составляли определенную прослойку в различных классах общества. Начиная с 1970 клеймо классового происхождения постепенно стало утрачивать свое значение, а с середины 1980-х годов началось становление нового класса – предпринимателей.

В дополнение к указанному выше делениюнаселение делится также по признаку величины доходов и профессиональной принадлежности. Если судить по доходам, то крестьянские хозяйства могут быть отнесены к категории зажиточных, середняцких и бедняцких в данной местности, причем эта классификация подвергается дальнейшему уточнению в зависимости от того, находится ли эта местность в процветающих регионах с плодородными почвами либо в бесплодных и задавленных нищетой регионах. Классификация крестьянского населения производится отдельно от классификации населения городов. Крестьянам не разрешают переселяться в города (хотя это переселение осуществляется нелегально и в крупных масштабах).

В первые годы существования КНР быстрое расширение правительственных структур и развитие экономики дало возможность многим представителям младшего поколения занять престижные должности. Когда же процесс дальнейшего расширения правительственных структур стал замедляться, более высокие позиции в общей структуре власти вновь оказались в руках старшего поколения. В период «культурной революции» 1960-х годов были предприняты попытки продвижения молодых кадров, но они увенчались успехом лишь частично. В 1980-е годы усилия, нацеленные на то, чтобы отправить стариков на пенсию и влить «свежую кровь» в руководство страны, возобновились. В период бурного развития предпринимательства 1990-х годов молодежь проявила особенно высокую активность.

Женщины. Закон о браке 1950, первый из числа важнейших законоположений, принятых коммунистическим правительством, запретил насильственное заключение браков, браки среди малолетних, использование наложниц и практику выкупа или платы за невесту как элемента обряда бракосочетания. Однако упомянутые выше обычаи глубоко укоренились в сознании народа, поэтому они до определенной степени продолжают сохраняться, особенно в сельских местностях и в северных провинциях. Новые законы закрепили за женой равные права с мужем на управление и владение семейным имуществом.

Организация детских садов увеличила для замужних женщин возможности устройства на работу. Несмотря на то, что основной объем домашних работ лежит на женских плечах, женщины редко занимаются только выполнением обязанностей по дому. В сельских районах они обычно работают в поле на посевной и уборке урожая. В течение двух лет между 1958 и 1960 повсеместно функционировали столовые общественного питания, созданные с тем, чтобы освободить женщин от обязанности готовить пищу и дать им возможность больше времени отдавать работе в поле. Однако вскоре семьи вернулись к прежнему порядку индивидуального питания в домашних условиях. Как и везде, мужчины обычно зарабатывают больше, чем женщины. Женщины мало представлены в правительстве, партийных органах и в сфере бизнеса.

Большинство кооперативов, жилые районы, фабрики и учреждения содержат на своем попечении дневные детские сады и ясли, где дети работающих матерей находятся под присмотром, где их кормят и обеспечивают необходимой медицинской помощью.

В качестве составной части усилий правительства по сокращению уровня рождаемости молодежь призывают откладывать время вступления в брак, а после вступления в брак ограничиваться рождением одного ребенка. В 1980-е годы был период, когда в соответствии с курсом «одна семья – один ребенок» беременных женщин, уже имеющих одного ребенка, принуждали делать аборт. Установка «одна семья – один ребенок» во многом противоречила китайским культурным традициям. Большие семьи исторически являлись органичной частью китайской культуры в связи с установившейся традицией, в соответствии с которой забота о стариках возлагалась на детей. Кроме того, издавна сложившееся предпочтение иметь в семье мальчиков, а не девочек, не удалось ослабить ни правительству, ни партии. И сегодня отсутствие сына в семье считается для мужчины позором, а женщина может быть даже наказана за то, что не способна родить сына. Супруги, у которых «один ребенок» оказывался девочкой, часто прибегали к различным уверткам, чтобы родить второго ребенка, желательно мальчика, стремление же властей прервать вторую беременность подрывало авторитет государства среди населения.

Жилищные условия. В большинстве сельских районов дома плотно прижимаются один к другому, образуя маленькие деревеньки. Отдельная семья обычно состоит из четырех или пяти членов, но родственники проживают либо в непосредственно примыкающих, либо в соседних жилищах. Сельские дома очень просты. Во многих регионах в качестве строительного материала при постройке жилья используется дешевый кирпич, камень, глина и даже просто земля. Дерево же применяется очень редко, хотя в районах с теплым климатом используют бамбук. Полы обычно земляные. На севере страны крыши, как правило, кроют соломой, а в городах и на юге страны – черепицей. В домах мало окон, и вместо стекла чаще всего используется бумага.

Для удобства административного управления крупные города разделены на районы, которые, в свою очередь, подразделяются на кварталы со средним числом жителей от 12 до 30 тыс. человек. В каждом квартале имеется полицейский пункт, отвечающий за регистрацию и размещение жителей квартала. Квартал делится на участки от 1 до 3 тыс. жителей. На каждом участке есть свой комитет и свой местный полицейский, который служит связующим звеном между участковым комитетом и квартальным полицейским пунктом. Участок далее делится на группы подучастков, обычно известных под названием улиц или переулков-хутунов, в каждом из которых проживает по 20–30 семей. Глава комитета улицы (хутуна) (как правило, это одна из домохозяек) входит в состав комитета участка и несет ответственность за взаимоотношения между семьями, проживающими на улице (в хутуне), а в ведении комитета участка находятся такие вопросы, как регистрация семей, визиты посетителей из других мест, распределение карточек на нормированные товары, поддержание чистоты на территории участка, ремонт и сохранение в рабочем состоянии системы водо- и электроснабжения, уборка мусора и санитарное состояние подопечной территории.

Комитет участка может проявлять собственную инициативу в самом широком спектре вопросов. Очень часто он организует работу мелких мастерских по пошиву и починке одежды, вязанию, изготовлению корзин, а также пунктов кустарного промысла и ремонта. Он может заведовать яслями для детей работающих женщин. Комитет участка обычно имеет на своей территории несколько телефонных аппаратов. Как правило, телефон закреплен за каким-то одним жильцом, который за небольшую плату подзывает к телефону того, кого спрашивает абонент. Новые жилые дома в значительной степени однотипны. Большинство из них построены с использованием кирпича и цемента и имеют 4-5 этажей. Во всех новых домах есть электричество, оборудование для приготовления пищи и водоснабжение. Рабочие, проживающие в домах рядом со своим предприятием, оплачивают жилье по минимальным ставкам.

За пределами семьи самыми значимыми сообществами являются трудовой коллектив предприятия, магазина или учреждения. Возлагаемые на эти группы функции во многом идентичны функциям участковых комитетов, однако они собираются вместе значительно чаще. Поскольку на большинстве фабрик и в учреждениях не нанимают специальных уборщиц, задачи по уборке помещений распределяются между работниками на собраниях рабочих коллективов. Профсоюзные работники являются членами общенациональных профсоюзов рабочих, которые, в свою очередь, объединены в единую организацию – Всекитайскую федерацию профсоюзов.

Дома и общественные здания обычно плохо отапливаются, и в условиях холодного климата Северного Китая люди носят теплую стеганую одежду как в помещении, так и на улице. Спят китайцы обычно на возвышающейся над полом кирпичной лежанке «кан», которая подогревается сжигаемым внутри нее углем или другим горючим материалом.

Семья оставалась важным элементом в китайской системе коллективизации. В большинстве деревень крестьяне на свои средства и собственными силами строили свои дома. Забота о детях и стариках тоже в большинстве случаев возлагалась на семью. Как правило, в личное пользование семьи выделялся небольшой участок земли, на котором крестьяне могли что-то выращивать либо содержать скот для собственных нужд или на продажу на частных рынках в городе. Трудоспособные взрослые члены семьи обычно занимались работой на этих «садовых» участках лишь в свободное время, тогда как старики и дети могли посвящать работе на семейной земле большую часть своего времени. Зачастую доход от эксплуатации участка и продажи изделий ручного труда составлял четверть и более от общей суммы доходов семьи.

Структура питания. Зерновые до настоящего времени занимают особое место в рационе питания китайцев. В большинстве районов Китая, в особенности на юге страны, предпочтение отдается рису. На севере вместо риса в пищу широко используются пшеница, сорго, овес и другие зерновые культуры. В число других основных продуктов питания входят бобы или растительное масло и свежие овощи. В отдельных районах страны мясо, птицу и рыбу едят лишь несколько раз в месяц (или даже в сезон). Как правило, воду кипятят один раз в день и хранят в термосах для приготовлении чая.

Образование. До 1949 число грамотных людей составляло в Китае от 15 до 25% населения. В первые годы существования КНР многие школы использовались для организации краткосрочных курсов по подготовке политических кадров. Одновременно создавались классы для обучения взрослого населения и повышения уровня грамотности. Чтобы печатные материалы были понятны широким массам, вводилось упрощенное написание многих иероглифов. В дополнение к этому, чтобы облегчить процесс изучения звучания пекинского диалекта (мандарин), использовался латинский алфавит.

В 1985 была пересмотрена вся система образования в стране на основе введения всеобщего обязательного 9-летнего обучения. Плата взимается за обучение в школах любой ступени. В дополнение к общественным школам по всему Китаю создаются многочисленные частные школы.

Китайские дети посещают детские сады, где они занимаются играми, спортом и музыкой. В 1995 системой детских садов было охвачено 27,0 млн. детей. Учебная программа начальной школы в большинстве случаев рассчитана на срок от 5 до 6 лет. В число изучаемых предметов входят китайский язык, математика, естествознание, география, история, музыка и искусство. Старшие ученики должны посвящать определенное время физическому труду. В 1995 в начальной школе насчитывалось 132 млн. учащихся.

Обучение в средних классах рассчитано на 3 года, а в старших – еще на 2 или 3 года. Учебная программа средней школы включает такие предметы, как китайский и иностранные языки, математика, политика, история, география, наука, музыка и искусство. В специализированных школах второй ступени делается упор на обучение инженерному делу, медицине, сельскохозяйственным и юридическим наукам, а также менеджменту. Обучающиеся в школах второй ступени четыре недели в году занимаются физическим трудом, в том числе сельскохозяйственным. В 1995 в системе различных школ второй ступени насчитывалось 62 млн. учащихся.

Обучение студентов в университетах обычно занимает от 4 до 5 лет. Отдельные курсы профессионального обучения могут быть менее продолжительными, тогда как на изучение других дисциплин, в особенности финансов и экономики, политических и юридических наук, менеджмента и на свободное художественное творчество выделяется больше времени. Для поступления в университет необходимо сдать вступительные экзамены. Стипендии студентам выделяются на конкурсной основе в зависимости от их успеваемости. До зачисления в университет все студенты в обязательном порядке проходят годичный курс политической подготовки. Университеты наделены правом присваивать ученые звания бакалавра, магистра и доктора наук. В 1992 в университеты было зачислено более 2 млн. студентов. Самыми крупными университетами в Китае являются Пекинский университет, Народный университет, университет Цинхуа и Фуданьский и Нанькайский университеты.

В стране ощущается нехватка квалифицированных кадров преподавателей начальных и средних школ. Поэтому выпускники средней школы после окончания специальных трехгодичных подготовительных курсов могут получить квалификацию учителя начальной школы. Как правило, преподаватели в школах второй ступени обязаны иметь квалификацию, эквивалентную квалификации выпускника колледжа. В 1995 в Китае было занято 13 млн. преподавателей и учителей.

Научные исследования координируются Академией наук КНР, которая состоит из нескольких специализированных институтов, занимающихся изысканиями в сфере естественных наук. Исключительно большое внимание уделяется развитию прикладных наук, оказывающих непосредственное воздействие на темпы экономического развития страны. Большинство институтов размещается в Пекине, но у многих есть свои отделения в других городах Китая.

Музеи и библиотеки. В Пекинской национальной библиотеке хранится почти 16 млн. томов, а также императорские коллекции династий Южная Сун (13 в.), Мин (1368–1644) и Цин (1644–1912). Центральная библиотека Академии наук КНР располагает более чем 5 млн. томов, включающих и литературу на иностранных языках. Она имеет свои отделения в Шанхае, Нанкине и Ланьчжоу. В императорском дворце в Пекине имеется огромная коллекция выдающихся произведений искусства всех периодов китайской истории. В каждом городском районе имеется как минимум один культурный центр с маленькой библиотекой, комнатой для чтения и залом собраний, где могут устраиваться спектакли, музыкальные концерты, лекционные выступления и различные выставки. Содержание большинства этих материалов и мероприятий имеет политическую направленность.

Пресса. Официальным агентством новостей является агентство Синьхуа (Новый Китай). Несмотря на то, что большинство ежедневных газет, выходящих в стране, было основано в 1949 или чуть позже, относительно новыми газетными изданиями являются «Экономическая газета», «Цзинцзи жибао» (печатается в Пекине, выходит с 1983), «Газета специальной экономической зоны Шэньчжэнь» («Шэньжэнь тэцюй бао», 1987) и «Крестьянская газета» («Нунминь жибао», 1980). Газета «Жэньминь жибао», основанная в 1949, является самой крупной в стране – ее тираж составляет 3 млн. экз. Культурную жизнь в Китае после окончания «культурной революции» отражают журналы «Новые фильмы» (издается в Шанхае, впервые вышел в свет в 1979), «Электроника и компьютерная техника» (1985), еженедельник «Китайское телевидение», а также «Китайская реклама» (оба – 1984). Теоретический журнал КПК, ранее носивший название «Хунци» («Красное знамя»), с 1988 выходит под названием «Цюши» («В поисках истины»).

В 1990 в Китае насчитывалось 35 млн. телевизоров, что составляло приблизительно один телевизор на 32 человека. Центральная народная радиостанция ведет передачи на девяти диалектах китайского языка и на корейском языке. Центральное телевидение транслирует передачи по трем каналам. Как в Шанхае, так и в Пекине существует кабельное телевидение. Хотя установка спутниковых параболических антенн официально запрещена, они очень распространены в Китае. Через спутниковую TV-систему примерно в 4,8 млн. китайских домов принимаются передачи Гонконгской Паназиатской службы Стар-TV (Star TV), по которой идут коммерческие программы, MTV, передачи Би-Би-Си на китайском языке (мандарин) и американские мелодрамы типа «Мелроуз Плейс». По данным на конец 1998, в КНР было более 2 млн. пользователей сети «Интернет». По прогнозам, их число будет стремительно расти, несмотря на негласно проводимую ограничительную политику властей.

Искусство. В 1942 на совещании в Яньани Мао Цзэдун выдвинул положение о том, что искусство призвано служить политическим идеям, и призвал к созданию пролетарской литературы, которую бы сами для себя создавали рабочие, крестьяне и солдаты. В 1949 был созван 1-й Всекитайский съезд деятелей литературы и искусства, на котором были предприняты меры по проведению этой установки в жизнь. В число писателей, отмеченных в качестве примера проведения данного политического курса в области литературы, вошли Чжао Шули, Дин Лин, создававшие романы на темы земельной реформы, и Чжоу Либо. Первым звание народного художника получил драматург Лао Шэ. Пьеса Хэ Цзинчжи «Седая девушка», в которой описана судьба подневольной жертвы старой феодальной системы землевладения, стала классическим произведением новой литературы и впоследствии была поставлена на балетной сцене.

Во многих начинаниях Китай шел вслед за Советским Союзом. Практика присвоения звания народного артиста тоже шла из СССР, а затем Китай воспринял и направление художественного творчества, известное под названием социалистического реализма. Это было направление, которое требовало от художника делать то, что традиционно считалось нежелательным для художественного творчества, а именно заниматься морализаторством и поучительством, больше давать готовые рецепты, чем наводить на размышления, и пропагандировать только «правильные» идеи.

Другим своеобразным предметом «импорта» из СССР был классический балет. После победы революции в России многие русские эмигранты, среди которых было немало балетмейстеров, обосновались в Китае (Марго Фонтейн впервые прошла балетную школу в Шанхае), однако традиционная китайская культура не имела с классическим балетом ничего общего. В период «большого скачка» в Китай были приглашены мастера балета из Большого театра и ленинградского театра им. Кирова. Под их руководством национальные труппы ставили балетные спектакли по китайским произведениям, написанным в духе социалистического реализма. В число наиболее известных постановок входили «Седая девушка» и «Красный женский отряд», созданные в 1964, непосредственно перед началом «культурной революции».

Одной из главных жертв культурной революции (1966–1976) стала Пекинская опера, бывшая некогда императорской формой сценического искусства, где были органически связаны в единое целое пение, инструментальная музыка, поэзия, мимика и акробатический танец для передачи высоко стилизованного отображения приключений правителей и героев. Поддержка Пекинской оперы со стороны двора прекратилась с образованием Китайской Республики в 1912, однако благодаря частным пожертвованиям и выступлениям перед массовыми аудиториями она смогла продержаться вплоть до 1966, когда Пекинская опера была разгромлена. В период «культурной революции» отдельные базовые элементы оперной формы использовались для утверждения новых «опер» на коммунистические темы, в которых разоблачались козни класса землевладельцев и воспевалось моральное превосходство рабочих и крестьян. Как в оперных постановках, так и вне их появилось множество похожих на гимны песен, возвеличивавших Председателя Мао. В изобразительом искусстве – живописи, архитектуре и скульптуре в первые годы после образования КНР поощрялось стремление к изучению исторического художественного наследия Китая. Были осуществлены новые археологические раскопки и реставрированы старинные сооружения. Однако художники были изгнаны из студий и высланы в сельскую местность на перевоспитание физическим трудом. Все музеи и художественные учебные заведения были закрыты.

После смерти Мао постепенно началось возрождение различных видов искусства. Появились новые писатели, в том числе модный писатель-формалист Ван Лэн и поэт Пэй Тао. Термином «литература со шрамом» стали называть произведения, разоблачавшие разрушительную роль «культурной революции». Были вновь открыты такие художественные школы, как Чжэцзянская Академия в Ханчжоу и Центральная Академия в Пекине, которые приступили к воспитанию нового поколения живописцев. Некоторые слушатели художественных школ и их друзья сообща организовали выпуск журнала «Изящные искусства в Китае», которому была уготована очень короткая жизнь. С 1985 по 1989 этот журнал на своих страницах выражал взгляды нарождавшегося китайского «авангарда». В феврале 1989 в здании Национальной галереи в Пекине была открыта выставка произведений художников-авангардистов. Однако радикализм произведений встревожил власти, и выставка была закрыта. После событий на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 многие китайские художники эмигрировали. Те же, кто остался по собственному желанию либо по необходимости, образовали новую артистическую школу, на базе которой зародилось несколько новых стилей реалистической живописи, в том числе сатирического направления.

Пекинская опера так и не смогла восстановить своей былой славы. Продолжали ставиться балеты западного стиля, а крупнейшая балетная труппа – Центральный балет Китая – гастролировала на Западе. Некоторые танцоры и танцовщицы, получившие подготовку в Китае, добились успеха в американских и европейских балетных коллективах, китайские артисты балета побеждали на международных балетных конкурсах.

Китайское кино. Самым значительным из всех видов художественного творчества в Китае после «культурной революции» было игровое кино. Помимо художественных школ, в 1977 вновь открылся Пекинский киноинститут, и в 1982 в нем состоялся первый выпуск т.н. «пятого поколения китайских кинематографистов». Еще будучи учениками киноинститута, будущие режиссеры «пятого поколения» решили посвятить себя делу освобождения страны от «отсталого», дешевого и бесчестного кино. Возвращение Китая в мир киноискусства ознаменовал выход на экраны фильма «Желтая земля» (1984), в создании которого слились воедино талант режиссера Чэнь Кайгэ и мастерство кинооператора Чжан Имоу. Чжан Имоу дебютировал в качестве режиссера в 1987 со своим фильмом «Красный гаолян», который завоевал главный приз Берлинского кинофестиваля и был официально выдвинут на соискание премии «Оскар» в 1988. Кинофильм Чжана «Цзюй Доу» (1990) был первым китайским фильмом, когда-либо попадавшим в номинацию на премию «Оскар». Но в обстановке царивших в стране репрессий после событий на площади Тяньаньмэнь он вызвал гневное осуждение со стороны правительства КНР. После того, как фильм попал в список соискателей премии, управление пропаганды ЦК КПК дважды предпринимало попытки убрать его из этого списка и подвергло наказанию тех, кто отвечал за выдвижение фильма на соискание премии.

В связи с отрицательным отношением со стороны официальных властей международное сообщество приняло решение финансировать новые фильмы Чэня, Чжана и их коллег, в особенности Тянь Чжуанчжуана. В число заслуживающих внимания фильмов, которые финансировались японскими и европейскими продюсерами, а выпуск часто осуществлялся в Гонконге и на Тайване, входит фильм Чжана «Поднимите красный фонарь» (1992), в котором показана жизнь наложниц в дореволюционном Китае. Другим фильмом Чжана был «История Цю Цзюй» (1993), где главная героиня Цю Цзюй, «хорошая жена», сравнивается с развратной Цзюй Доу. Обе роли исполняет одна и та же актриса – Гун Ли, ставшая первой китайской кинозвездой международного масштаба.

В 1990-е годы все три ведущих кинорежиссера – Чэнь, Чжан и Тянь – создали картины, повествующие о событиях времен «культурной революции». Все эти фильмы получили признание за пределами страны, хотя в самом Китае они не демонстрировались.

Фильм Чэня «Прощай, моя наложница» (1993) на Каннском кинофестивале разделил с другим фильмом главную премию фестиваля – «Золотую пальмовую ветвь», что явилось высшей наградой, которая когда-либо присваивалась китайскому фильму. Этот фильм также попал в номинацию на получение премии Академии кинематографии и получил приз «Золотой глобус» как лучший иностранный фильм. Фильм охватывает 66 лет китайской истории, с 1911 и до завершения «культурной революции» и освобождения политических заключенных в 1977. Внимание в фильме фокусируется на истории жизни двух выдающихся артистов Пекинской оперы и жены одного из них (ее вновь играла Гун Ли). Фильм передает во всем богатстве и блеске величие Пекинской оперы. В качестве главных разрушителей многовековой культурной традиции в фильме выведены хунвэйбины.

Таким же непреклонным в изображении последствий «культурной революции» был фильм режиссера Тяня «Голубой воздушный змей» (1993), где автор показал губительное влияние «большого скачка» и «культурной революции» на среднюю китайскую семью. Оценка «культурной революции» режиссером Чжан Имоу (фильм «Жить») была продемонстрирована как на кинофестивале в Каннах, так и на кинофестивале в Нью-Йорке в 1994.

В работах более молодых кинематографистов, принадлежащих к «шестому поколению», все мучительные перипетии времен «культурной революции» и даже события на площади Тяньаньмэнь упоминаются вскользь либо вообще игнорируются. Все более поздние китайские фильмы принимают как аксиому, что в стремлении к экономическому благополучию заключается главная цель жизни. Это в основном фильмы комедийного жанра. В качестве примера можно привести кинофильм Хуан Цзяньсиня, который называется «Встать! Не унижаться!» (1992) и изображает повседневную жизнь в бурлящем Гуанчжоу.

Религия. В 1983 после внесения поправок в Конституцию, гарантирующих свободу вероисповедания, были вновь открыты места религиозного поклонения и возобновлены религиозные обряды. В 1990 в Китае насчитывалось 100 млн. буддистов, 20 млн. мусульман, 5 млн. протестантов и 4 млн. католиков.

Спорт. Большинство студентов и взрослых по утрам, а иногда и во время дневных перерывов регулярно занимаются ритмической гимнастикой. Многие пожилые люди практикуют упражнения «тайцзицюань», в то время как более молодые увлекаются более динамичными «ушу» – искусством боевых единоборств.

Участие Китая в международных спортивных мероприятиях, включая Олимпийские игры, прекратилось после начала «большого скачка» и «культурной революции». В период «культурной революции» спортивные коллективы подвергались таким же гонениям, как и все другие организации в стране. После смерти Мао в 1976 страна в конечном счете вернулась в международный спорт.

В 1976 Китай, не участвовавший в Олимпийских играх с 1952, изъявил желание вернуться в олимпийское движение. КНР обратилась к Канаде как стране-хозяйке Олимпиады в Монреале с просьбой запретить Тайваню участвовать в играх под его традиционным названием «Китайская Республика» либо под любым другим названием, где бы использовалось слово «Китай». Несмотря на возражения со стороны Международного Олимпийского комитета, канадское правительство ответило согласием на просьбу КНР, а Тайвань отказался от участия в играх в знак протеста.

В 1980 китайские спортсмены впервые появились на зимних Олимпийских играх в Сараево (Югославия). Тайвань тоже участвовал в них, поскольку его Олимпийский комитет согласился называться «Китайским Тайбэйским олимпийским комитетом». В летней Олимпиаде в Москве Китай участия не принимал, но поскольку 67 стран во главе с США бойкотировали эту Олимпиаду в знак протеста против вторжения советских войск в Афганистан, отсутствие Китая не было замечено.

В 1984 игры проводились в Лос-Анджелесе. В ответ на бойкот игр 1980 эти игры, в свою очередь, бойкотировались Советским Союзом и его союзниками. Китай прислал в Лос-Анджелес полноценную команду, которая завоевала 32 медали, в том числе 15 золотых. Китай высоко зарекомендовал себя в качестве спортивной державы в самых различных соревнованиях, например, в прыжках в воду (1981) и мужской спортивной гимнастике (1981 и 1982). В Лос-Анджелесе Китай добился высоких результатов как в этих видах спорта, так и в стрельбе и в тяжелой атлетике. Несколько женских команд также выступили с большим успехом (стрельба из лука, баскетбол, ручной мяч и волейбол).

В 1988 Китай участвовал в зимней Олимпиаде, где остался без медалей, и в играх летней Олимпиады в Сеуле (Южная Корея). Китайские спортсменки и спортсмены лидировали там в прыжках в воду с трамплина и вышки, а затем сохранили ведущие позиции в этих видах спорта как вне олимпиады, так и в последующих Олимпийских играх. В Сеуле атлеты из КНР также завоевали медали в мужской гимнастике, стрельбе, волейболе, тяжелой атлетике и настольном теннисе, который только что был внесен в число олимпийских видов спорта. В том же году впервые завоевали медали китайские пловчихи.

Уход с мировой арены двух ведущих спортивных супердержав, СССР и ГДР, заметно усилил позиции Китая. В 1992 в Альбервилле (Франция) Китай завоевал свои первые олимпийские медали в зимних видах спорта, выиграв спринтерскую дистанцию в беге на коньках. На летней Олимпиаде в Барселоне (Испания) 9 медалей завоевали китайские пловчихи. На этой же Олимпиаде свои первые медали завоевали китайские гимнастки, а юные спортсменки Гао Минь и Фу Минся (последней было всего 13 лет) завоевали золотые медали в прыжках с трамплина.

Самым удивительным оказался успех китайцев в фигурном катании. Несмотря на то, что в Китае имеется всего лишь 10 крытых катков, в 1993 пятнадцатилетняя китайская фигуристка Чэнь Лу из провинции Цзилинь завоевала на международных соревнованиях бронзовую медаль. Она повторила свой успех и в следующем году на зимней Олимпиаде в Лиллихаммере (Норвегия).

Здравоохранение. Граждане КНР, занятые на работе в государственном секторе, как правило обеспечены бесплатными медицинским обслуживанием и лекарствами. Люди, работающие в кооперативных организациях, включая коммуны в сельской местности, обычно получают медицинскую помощь на платной основе. Подобная практика стала особенно распространенной в конце 1960-х годов, после начала «культурной революции», когда всем бригадам надлежало составлять групповые планы медицинского обеспечения. Однако отнюдь не все бригады оказались в силах успешно реализовывать подобные планы. Трудности с транспортом для поездки в медицинское учреждение и опасения, что за медицинские услуги могут потребовать плату, привели к тому, что многие люди, проживающие в отдаленных районах Китая, зачастую воздерживались от обращения за квалифицированной медицинской помощью.

Китайская медицина существует в КНР наравне с европейской, и большинство нуждающихся могут сами решать, к услугам какой медицины прибегнуть. Акупунктура, применявшаяся для лечения множества болезней, в 1950-е годы несколько сдала свои позиции, поскольку научные эксперименты не смогли подтвердить ее действенность. Однако она оказалась весьма эффективной в качестве анестезирующего средства и потому стала широко применяться в тех случаях, когда пациент нуждается в хирургическом вмешательстве.

Праздничные дни. Одним из главных праздников в году в Китае является Праздник Весны, который соответствует традиционному празднику китайского Нового года. 1 Октября является национальным праздником и отмечается как годовщина образования в 1949 КНР. Характерной формой празднования являются торжественные речи и неформальные встречи и собрания. 1 Мая – праздник рабочего класса.

ИСТОРИЯ


Истоки китайской цивилизации. Китай часто сравнивают с обществами, существовавшими в Месопотамии и Египте. Однако присущие Китаю природные особенности и экономические формы отличались от особенностей и форм других восточных обществ. У Китая не было единой доминирующей речной системы, его рукотворный «Нил» представлял собой систему каналов. Помимо этого, орошение в Китае не являлось единственной важной задачей, китайцы сооружали дамбы против наводнений и строили судоходные каналы. Тем не менее именно водоснабжение влияло на социальную структуру и требовало создания центрального бюрократического правления.

Мифы. Ранние мифы, повествующие о процессе социального развития в Китае, кажутся стереотипными. Ситуация, отображенная в мифах, относится ко временам, предшествовавшим периоду основания первой династии. На более позднем этапе в мифах начинают фигурировать герои – просветители и созидатели. Первым таким героем является Фуси – проводник реформаторских идей, имя которого связывалось с искусством приготовления пищи и кухней. Его называли также первым охотником и рыболовом, использовавшим для ловли зверя и рыбы силки и верши. Введение в обиход и обращение в ритуал женитьбы и обряда посвящения также приписываются Фуси. Считается, что он ввел систему иероглифического письма. Вторым героем является Шэньнун, Божественный супруг, которого также называли Яньди (Бог Огня). Ему приписывают такие нововведения, как мотыга и плуг, положившие начало обработке земли, а также рынок для осуществления торговли. Третьим таким героем является Хуанди, или Желтый император (также Бог Августа). Ему приписывают такие новшества, как лук и стрелы, водяной колодец, дом, глиняные изделия, повозка, ступка и пестик, лодка и весло, предметы одежды и обувь, музыкальные инструменты, календарь и способы прорицания. Имеются также сведения, что столица Желтого императора располагалась где-то на территории нынешней Внутренней Монголии и что он отражал набеги кочевых племен.

Археологические находки. Археологические находки показывают, что самым древним из числа известных предков китайцев является синантроп («пекинский человек»), живший в среднем плейстоцене (около 500 000 лет назад). Его останки были найдены в пещере в местечке Чжоукоудянь, в Западных горах неподалеку от Пекина.

На периферии современной территории Китая были сделаны находки, относящиеся к эпохе палеолита. Наиболее древняя палеолитическая стоянка, обнаруженная в непосредственной близости от Чжоукоудянь в окрестностях Пекина, содержала останки людей, пришедших с северо-востока. Вокруг скелетов обнаружены различные мелкие безделушки. Обитателям поселения были известны методы окрашивания. На одной из костей найдена гравировка. Другие находки, относящиеся к палеолиту, были обнаружены еще ближе к внешним границам современного Китая.

Довольно много данных было получено относительно трех культур: первая и самая значительная – северная, которая охватывала большую часть нынешней Внутренней Монголии и простиралась до теперешнего Харбина, расположенного в северной части Маньчжурии; вторая – западная, существовавшая несколько позже на территории нынешней Сычуани; наконец, третья – южная культура на территории современной провинции Гуанси. Развитие по меньшей мере первых двух из названных культур прослеживается вплоть до исторических времен.

Отсутствие древних археологических находок в центральных районах Китая, возможно, является простой случайностью или объясняется недостаточностью систематических археологических исследований. Однако общая картина, которую можно составить на основе изучения других ранних культур вокруг Китая, не противоречит тому, о чем повествуют древние мифы. Изучение древних китайских традиций указывает на возможность существования в приграничных зонах Китая нескольких культур, слияние которых стало основой поэтапного становления особой китайской цивилизации.

Выделяют два этапа, которые привели к формированию китайской цивилизации. Оба они относятся к эпохе неолита. Первому этапу соответствует культура Яншао (по названию деревушки в северо-западной части провинции Хэнань). Размещение поселений древнего человека в Яншао свидетельствует, что люди обитали здесь на территории от нынешней провинции Ганьсу на западе до южной части Маньчжурии на востоке. Самые древние центры этой культуры находились в центральной части провинции Хэнань, а более поздние, в том числе датируемые 3 в. до н.э., ближе к периферии. Характерной чертой данной культуры является цветная керамика исключительной красоты. Формы и роспись этих керамических изделий очень напоминают некоторые из образцов, обнаруженных на западной окраине Центрально-Азиатского степного пояса, а также в Персии и на юге России. Кроме того, налицо поразительное сходство между находками в Яншао и той керамикой, которая была найдена в древнейшем центре изготовления керамических изделий – Долине Улуа в Гондурасе, которые, в свою очередь, оказали влияние на технику изготовления керамики у майя, а значительно позже – на керамику индейцев пуэбло.

Другими характерными чертами культуры Яншао, которые сохранились и сыграли свою роль в становлении китайской цивилизации, явились различные виды инструментов и оружия, а также возделывание риса.

Еще одна археологически подтвержденная культура эпохи неолита, Луншань, получила свое название по месту в провинции Шаньдун, где были обнаружены первые свидетельства ее существования. Поселения Луншаньской культуры находятся также в различных других районах провинций Шаньдун, а кроме того – в провинциях Хэнань и Аньхой. Одно такое поселение обнаружено далеко на юге, в провинции Чжэцзян. В центральной части Хэнани, где культуры Яншао и Луншань накладываются друг на друга, первая определенно относится к более раннему периоду. Здесь тоже присутствует керамика, но внимание привлекают прежде всего черепки изделий из черного лака, иногда имеющие толщину яичной скорлупы. Установлено, что поселения луншаньского типа представляли собой деревни или маленькие городки, зачастую расположенные на расстоянии прямой видимости друг от друга, на вершинах или склонах холмов, примыкающих к речным долинам. Дома сооружались из утрамбованной земли и белились мелом. В помещении имелась обогреваемая лежанка-кровать, подобие которой до наших дней существует в домах Северного Китая. В число одомашненных животных входили собаки, свиньи, овцы и лошади. Другой особенностью, оставленной Луншаньской культурой в наследство древнему Китаю (и современной Монголии), является искусство использования лопаточных костей различных животных. На отдельных костях обнаружены вырезанные значки, предположительно предшественники китайской письменности.




Поздние мифы. Многие герои упомянуты в книге «Шуцзин» («Книга истории») – древнем сборнике речей и других исторических материалов, почитаемом в Китае как один из самых ценных классических трудов. Традиция изображает императора Яо, сфера влияния которого простиралась от Шаньси к югу и востоку, в образе правителя – духовного наставника, религиозные представления которого были связаны с толкованием расположения звезд на небе. Со времени Яо занятия астрономией и составлением календарей являлись в Китае исключительной привилегией императорского двора.

На востоке Яо столкнулся с другим героем – правителем по имени Шунь. Шуня часто называли восточным варваром и говорили, будто он явился из страны гончаров. Это могло означать, что он являлся потомком луншаньской цивилизации. По сравнению с Яо Шунь, по-видимому, обладал большой властью, во всяком случае Яо в конечном счете пришлось ему подчиниться. Эта передача полномочий была истолкована как отречение правителя в пользу более достойного преемника, что позднее использовалось в политической истории Китая как законный предлог при переходе власти.

Владычество Шуня оказалось недолгим: он «отрекся» от власти в пользу Великого Юя, пользовавшегося славой «укротителя наводнений». Личность Юя в значительной степени обставлена мифами. По преданию, в период заселения китайцами Северо-Китайской равнины часто происходили наводнения, поэтому для борьбы с ними использовался массовый принудительный труд. Таким образом, Юй как бы привнес две новые черты, ставшие характерными для китайского общества: принудительный труд и регулирование системы водоснабжения.

ПЕРВЫЕ ДИНАСТИИ


Династия Ся. Юй традиционно считается основателем первой китайской династии Ся. Период ее правления длился с 2205 до н.э. по 1557 до н.э., по другой хронологии – с 1989 до н.э. до 1756 до н.э. Центр государства Ся находился на юге современной провинции Шаньси. Возможно, в его состав входила центральная и северная части провинции Хэнань. Однако не исключено, что его культурное влияние распространялось за эти пределы, захватывая всю восточную часть Северного Китая.

Всей полнотой светской власти, по-видимому, пользовались лишь первые поколения правителей государства Ся, затем полномочия государя были ограничены рамками духовного наставничества. Вожди кланов и племен обеспечивали сохранение династического правления. Обладавшие светской властью при духовным владыке-правителе, они выступали в роли феодальных князей – охранителей трона, т.е. выполняли те же функции, что и сёгуны в Японии. Императоры династии Ся, по-видимому, были обязаны сохранением своего положения тому, что знали секрет составления календарей. Тысячу лет спустя календарь эпохи Ся поразил воображение Конфуция, и он рекомендовал вновь ввести его в обиход.

Упадок государства Ся обозначился в то время, когда духовные наставники-императоры начали все в большей мере пренебрегать своими духовными функциями, что отразилось на составлении календарей, в которых появились несоответствия. Один из феодальных владык, правитель области Шан, положил конец династии Ся и стал основателем новой династии.

Династия Шан. В целом насчитывается 30 правителей династии Шан. Даты их правления в различных источниках не совпадают. По данным одного из них, начало правления династии Шан приходится на 18 в. до н.э. и завершается в 12 в. до н.э. Другой источник указывает соответственно на начало 16 в до н.э. и середину 11 в. до н.э.

После того как Ли – правитель государства Шан – сверг династию Ся и принял имя Тан, на первый план выдвинулись новые социальные факторы. Племена Шан, по всей вероятности, прибыли из Северо-Центрального Китая. Это были охотники, для них были характерны тотемизм и матриархальные отношения. В религии того периода главенствующую роль играл дух Земли. Земля («Она») определенно соотносилась с женским началом, представлялась в виде кобылицы и занимала более почетное место по сравнению с Небом, обозначавшим мужское начало.

Методы, которые использовал шанский правитель для решения политических проблем, отличались от методов династии Ся. Территория, подвластная Тану, охватывала значительную часть территории современного Китая. С центром в Хэнани, она включала в свой состав на западе по меньшей мере центральные и южные части Шаньси и Шэньси. На юге она охватывала территорию современной провинции Хубэй до самой р.Янцзы или даже южнее. Наконец, на востоке она включала южную часть провинции Хэбэй, большую часть провинций Шаньдун и Аньхой и часть провинции Цзянсу. Управление столь обширной территорией предполагало частичное делегирование административных полномочий местным правителям. Тан предоставил главам племен и местным феодальным владыкам неограниченные права в пределах владения каждого из них с условием, что они не станут выступать против центральной власти и через определенные промежутки времени будут являться ко двору с подарками, символизирующими преданность шанскому правителю.

История династии Шан подтверждена целой серией археологических раскопок. В конце 19 в. совершенно случайно, а затем в результате систематических раскопок были найдены гадальные кости. Предсказания, которые давались на основе чтения рисунка трещин, образующихся на кости в результате ее нагрева на огне, были типичными уже для луншаньской культуры, однако в Шанский период эта практика применялась в весьма широких масштабах. Помимо лопаточных костей различных млекопитающих, для данных целей использовался панцирь черепахи. В Шанский период на кости сначала писали вопрос, а затем – содержание полученного предсказания (иногда надпись ограничивалась только предсказанием). Таким путем оказались сохраненными тысячи письменных документов, дающих интересное освещение жизни двора того периода.

Династия Чжоу. Племена Чжоу, которые нанесли поражение Шанскому государству, к этому времени (не позднее, чем в последнее столетие Шанского правления) уже создали свою империю, располагавшуюся вдоль западных границ государства Шан. В антропологическом плане племена Чжоу представляли собой западную разновидность прототюркского типа с возможной примесью прототибетских черт. Предки народов Чжоу оставили в наследство своим потомкам способ хозяйствования преимущественно скотоводческого типа. Однако за несколько поколений до захвата государства Шан они перешли к оседлому образу жизни и занялись земледелием в такой географической обстановке, которая в зачаточной форме предполагала проведение ирригационных работ.




Общество государства Чжоу. На завоеванной территории Чжоу создали социальную структуру, которую часто определяют как чжоуский феодализм. Постепенно экономика, присущая обществу полукочевого типа, основу которой составляли охота и подсечно-огневое земледелие, была вытеснена системой оседлого земледелия. Строительство ирригационных сооружений вызывало необходимость в ужесточении контроля над районами, обслуживаемыми гидротехническими системами. Постепенный рост поселений сопровождался усложнением социальной и административной структуры и перегруппировкой социальных классов.

Феодалы в пределах своих владений располагали сравнительно широкой свободой действий, тогда как чиновничество при императорском дворе находилось под более строгим контролем. Чтобы занять достойное положение при дворе, чиновник должен был обладать значительными административными способностями, знаниями в области стратегии и дипломатического искусства, а потому способных чиновников вскоре стало не хватать. С самого начала чиновничий класс в значительной степени определял весь внешний облик двора и пути решения политических проблем.

Ниже феодальных князей и крупных чиновников в иерархической структуре находился класс «рыцарей», состоявший из представителей утратившей свои позиции знати и потомков бывших правящих группировок. Однако в существующей в эпоху Чжоу структуре общества китайский рыцарь не мог позволить себе какой-либо самостоятельности или существовать за счет чужого богатства. Его уделом было оставаться на службе; представители этой группы составляли основу контингента воинов боевых колесниц в армии и занимали чиновничьи посты среднего и низшего уровня. Занятие официального поста требовало знания традиций и классических трудов, поэтому со временем слово «рыцарь» стало означать «ученый». Именно из этого слоя чиновничества выходили книжники, составители хроник и философы.

В самом низу социальной лестницы находился «народ», т.е. крестьяне. Помимо производства продуктов питания, крестьянство занималось подсобными промыслами. Изготовление пеньки и различного волокна для выделки ткани было обычным делом в каждой семье. Предметы сельскохозяйственного применения и домашнего обихода также изготавливались на селе и обменивались на другие товары на регулярно проводившихся ярмарках. Изготовление предметов роскоши и торговля ими процветали и в дочжоуские времена, однако немногие уцелевшие образцы периода Чжоу демонстрируют очень высокий уровень ремесленного искусства и изысканность вкуса.

Упадок могущества Чжоу. Степные народы, часть из которых, возможно, имела то же происхождение, что и население Чжоу, постоянно совершали внезапные набеги на северо-западные районы страны. Поэтому меры по укреплению обороны, как и военные экспедиции и кампании, ложились на плечи населения императорских владений более тяжелым бременем, чем на жителей других владений и поместий. Более тяжелая нагрузка на императорскую вотчину наряду с ослаблением уз личной преданности неизбежно снизили прочность позиций императора в его отношениях с феодальными князьями. В поздний период правления династии Чжоу в документальных материалах все более частыми становятся упоминания о случаях отказа от выплаты дани. В период правления императора Юя (781–771 до н.э.) была предпринята попытка восстановить былое императорское величие строительством крупных ирригационных сооружений. Однако привлечение большого количества на принудительные работы привело к ослаблению сил защитников пограничных рубежей. В результате западные варвары совершили набег на столицу (в долине р.Вэйхэ недалеко от г.Сиань) и убили императора.

Империя Чжоу уже не могла оправиться от этого удара. Столицу страны пришлось перенести на восток, в Лоян, на территорию нынешней провинции Хэнань. (Поэтому более ранний период истории правящей династии Чжоу традиционно называется Западным Чжоу, а более поздний период – Восточным Чжоу.) В 771 до н.э. фактическое правление династии Чжоу завершилось, хотя формально она и продолжала существовать до 256 до н.э.

Политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. После 771 до н.э. феодальные князья договорились между собой о разделе страны на несколько государств при сохранении номинального правления династии Чжоу. Со столицей, расположенной на востоке, и императорским наделом на западе этот главный экономический район Китая в течение многих лет не мог встать на ноги, а затем покорился государству Цинь, которое постепенно стало самым сильным среди многих государств, составлявших империю в позднейший период существования династии Чжоу.

Зарождение товарно-денежных отношений привело к трансформации всей экономической системы. Началось становление класса свободных торговцев и ремесленников, защищать права которых зачастую брались сами правители. Конечно, уровень развития в различных районах Китая был неодинаков. В одних местах сохранялись традиционные порядки, в других выросла финансовая аристократия, вступившая в борьбу за власть и собственные интересы с феодалами.

Параллельно с изменениями в экономике происходили и перемены в административной структуре. Феодальная система наделения властью постепенно заменялась более строгой системой административных назначений. Различные государства-княжества подразделялись теперь не на вотчинные владения, а на административные единицы различной величины. Эти административные единицы напрямую подчинялись центральному правительству, и все должности там чаще всего заполняли официально назначенные чиновники, а не вассалы.

Видимость национального единства в этот период поддерживалась съездами феодальных князей, на которых, по крайней мере в начальный период, по-прежнему председательствовал император династии Чжоу. На этих съездах обсуждались проблемы общенационального значения и принимались решения об организации карательных экспедиций. Самый влиятельный из феодальных князей занимал положение «главного князя», что признавалось и императором, и прочими князьями. Однако войны между княжествами стали вспыхивать все чаще, в результате чего малые княжества поглощались более крупными. В свою очередь, последние путем дипломатии или войн не давали друг другу жить спокойно. Государства, которые изначально не входили в состав китайской империи, например государство Цинь на западе (бывшая территория Западного Чжоу) и государства Чу и У в центральной части долины р.Янцзы, постепенно превратились в мощные агрессивные державы.

Из литературных памятников Западного Чжоу сохранилось три труда, позднее включенных в число конфуцианских канонов. Хотя они и могли «пострадать» от рук последующих издателей, в них все равно ощущается дух и традиции раннего периода эпохи Чжоу. Первым из них является Ицзин (Книга перемен) – сборник предсказаний и наставлений, основанный на приверженности концепции, в соответствии с которой судьбы человека и общества определяются не капризами богов или велениями слепой судьбы, а системой, в которой вселенная и закономерности происходящих перемен составляют единое целое, взаимосвязанное во всех своих проявлениях.

Вторым трудом является Шуцзин (Книга истории), часть которого по времени составления относится ко временам раннего Чжоу. Она включает речи императоров и других политических деятелей в определенные исторические моменты. Третьим трудом является Шицзин (Книга поэзии, или Книга песен) – сборник гимнов, стихов и песен духовного и светского характера. В сборник включены оды и баллады, прославляющие великих героев, лирические произведения и песни.

Последние столетия эпохи правления династии Чжоу были самым плодотворным периодом развития китайской философии. Уже в 7 в. до н.э. на одном из конгрессов правителей феодальных княжеств было решено гарантировать ученым высокое социальное положение. Куда бы ученые ни приходили, они повсюду могли рассчитывать если не на политический пост, то как минимум на обеспеченную жизнь. Во взаимной борьбе научных течений эти ученые-администраторы стремились приспособить традиции к складывающейся новой политической и социальной обстановке либо пытались доказать неизбежное исчезновение той или иной традиции. Вместе с тем даже самые традиционные из этих течений отказались от веры в сверхъестественные силы и приверженности принципу феодальной зависимости, которые были характерны для предшествующего периода.

Даосизм как философское учение, наиболее строго придерживающееся изложенных в Книге перемен традиций, основывался на концепции существования в природе вечного и неизменного начала. Концепция «дао» оказалась настолько сильной и влиятельной, что ее стали заимствовать и другие философские школы. Особенно интересной представляется школа т.н. легистов (законников), в учении которых принцип действия естественных законов был превращен в рациональный закон, из которого логически выводились правила руководства государством.

Другая школа, основанная Мо-ди (Моцзы, ок. 480–390 до н.э.), проповедовала идею всеобщей любви и взаимной помощи как основополагающий принцип поддержания порядка в человеческом обществе. Как утверждал Мо-ди, только таким путем можно внести в мир людей согласие и спокойствие, и когда эта цель будет достигнута, император (владыка мира) сможет привести в должное соответствие интересы людей с интересами Неба.

Системой, в которой традиции и дух перемен слились в единое целое, стало конфуцианство. Конфуций (прим. 551–479 до н.э.) как-то сказал о себе самом, что он отнюдь не создатель, а лишь хранитель традиций. Однако это заявление главным образом справедливо в том смысле, что он проявил исключительные способности в сохранении лишь тех элементов традиций, которые можно было приспособить к реальным историческим переменам.

В эпоху позднего Чжоу конфуцианство еще не занимало доминирующего положения в обществе. Прошло несколько столетий, прежде чем оно стало главенствующей идеологией, а со временем и официальной религией императорского Китая. А пока все большее влияние приобретали те из князей, которые придерживались теории легистов и строили свою политику на основе идей, гарантирующих непосредственный успех. В соперничестве за преобладающие позиции далеко вперед вырвалось самое западное княжество – Цинь. В 256 до н.э. с императорским двором династии Чжоу было покончено, а в последующие три десятилетия пришли в упадок и прекратили свое существование все другие княжества. Борьба за власть завершилась в 221 до н.э., когда правитель княжества Цинь объявил себя Первым императором (Шихуанди) всего Китая.

ИМПЕРАТОРСКИЙ КИТАЙ. ПЕРВАЯ ФАЗА

Наследство, оставленное Китаю династией Чжоу, оказало решающее влияние на его будущее. Территория, ранее заселенная туземными племенами, принадлежавшими к самым разным этническим группам, при династии Чжоу стала китайской. Главные речные системы, соединенные между собой каналами, обеспечивали орошение основных районов страны. Общество приобрело определенную разветвленную структуру, в которой ученый пользовался высочайшим авторитетом, а чиновник – величайшими полномочиями. Весь мир рассматривался как единое целое с Китаем как «центром Поднебесной», у которого в идеале должно быть единое руководство и один монарх. Наконец, в наследство от эпохи Чжоу остались художественные и научные достижения.

Объединение страны под эгидой династии Цинь (221–206 до н.э.). Захват всего Китая правителем царства Цинь означал политическое объединение страны. Однако наиболее значимой из всего комплекса мер по объединению было официальное уничтожение тех остатков феодальной системы, которые все еще сказывались в экономике и социально-политической структуре государства. В число других мер входили унификация транспортной системы, в которой имперские дороги соединяли провинции со столицей Саньян, расположенной вблизи северо-западной границы в долине реки Вэйхэ. Была унифицирована денежная система и в целом вся экономика, в тот период преимущественно опиравшаяся на производство сельскохозяйственной продукции. Были введены ограничения на свободу торговли, приведены в действие единая система обороны страны и централизованное командование армией. Огромные по протяженности участки защитных стен, сооружение части которых производилось еще до эпохи Цинь, были соединены и продолжены, образовав Великую Китайскую стену. В числе мероприятий, осуществленных при Цинь Шихуанди, была и унификация китайского письма, судебной и идеологической систем. Последняя утверждала господство легизма, который превратил династию Цинь в великую и могучую систему правления. Труды других философских школ, включая многие выдающиеся классические произведения искусства и исторических наук, были сожжены. Многие ученые за свою приверженность идеям, объявленным еретическими, поплатились жизнью.

Несмотря на все эти меры, династия Цинь смогла удержаться у власти немногим более десяти лет. Сразу же после смерти первого императора, последовавшей в 210 до н.э., по всей стране вспыхнули восстания, ввергнувшие Китай в полосу ожесточенных и расточительных внутренних войн. Из них родилась новая форма императорского правления.




Династия Хань (206 до н.э. – 220 н.э.). Ранняя Хань. В административном плане империя Хань напоминала империю Цинь. Существовало два типа регионов. Одни находились в прямом подчинении государственных административных органов, подразделялись на префектуры и управлялись назначенными центральной властью чиновниками. Другие представляли собой мелкие феодальные княжества, правители которых избирались из состава членов императорской семьи или из среды тех, кто помог императору династии Хань в его борьбе за трон. Этот частичный возврат к прошлому стал причиной серьезной политической нестабильности. Восстания в отдельных княжествах чуть не привели к краху династии через два поколения после ее прихода к власти.

После консолидации ханьская администрация стала представлять собой впечатляющий образец власти. Самого императора, возглавлявшего всю пирамиду власти, ханьские историки часто именовали «государством». Все руководящие указания объявлялись исходящими от императора. Он являлся единственным законодателем и верховным судьей. Более того, он считался верховным жрецом при проведении религиозных церемоний, затрагивающих империю в целом или вопросы престолонаследия. При императоре существовали два руководящих органа, состоявшие из высших чиновников (императорский кабинет). В первый входили т.н. «три герцога»: имперский канцлер, имперский секретарь или вице-канцлер, а также верховный военачальник. Канцелярии этих трех высших должностных лиц являлись главными соответственно в трех областях управления: гражданской, надзорной и военной. Второй руководящий орган состоял из девяти министров с четко выраженными исполнительными функциями.




Экспансия империи Хань. Внутренние войны, которые привели к установлению власти династии Цинь, а затем династии Хань, в значительной степени снизили экономический и культурный потенциал страны. Поэтому первые правители династии Хань были озабочены проблемой восстановления единства страны. Все изменилось после восшествия на престол императора Уди (140–87 до н.э.). Уди восстановил и усилил правительственные монополии и право государства осуществлять контроль над ценами, ограничив деятельность класса финансистов. Он также явился инициатором агрессивного внешнеполитического курса, в результате которого традиционные недруги Китая к северу от китайских границ, племена народности сюнну (гунны), лишились значительной части своей территории. Форпосты императорской власти были воздвигнуты в отдаленных районах Центральной Азии и на южном направлении в глубине Аннама (название, данное китайскими императорами территории современного северного и частично центрального Вьетнама). Уди предоставил конфуцианцам право определять официальную идеологию и обязательные правила поведения, изгнав из Императорской Академии представителей всех других философских школ и лишив последних какого бы то ни было влияния на результаты императорских экзаменов на замещение чиновничьих должностей. Последующие поколения правителей закрепили те начинания, инициатором которых был Уди, и к середине 1 в. до н.э. китайская империя переживала период расцвета.

Ван Ман. История династии Хань прерывается периодом, когда верховную власть в стране захватил узурпатор Ван Ман (9–23 н.э.). Ван заслуживает упоминания за попытки осуществить в стране ряд политических и социальных реформ. К тому времени власть центрального правительства столкнулась с жесткой оппозицией со стороны крупных семейств, опиравшихся не только на земельные владения и финансовую мощь, но и сохранившие под своим началом собственные армии. Ван попытался противопоставить им ряд контрмер, нацеленных на подрыв экономического влияния оппозиции. Однако реформаторские меры Вана не встретили поддержки даже со стороны лояльных официальных должностных лиц. Более того, Ван вызвал недовольство своих сторонников из числа крупных семейств, а также крестьянского населения. Природное бедствие, вызванное прорывом плотин на р.Хуанхэ, послужило причиной целого ряда восстаний и бунтов. Некоторые из этих восстаний вовлекли в свою орбиту крестьян. В других приняли участие крупные семейства, объединившиеся в коалиции; наконец, к третьим примкнули авантюристы из числа местных военачальников. Ван был свергнут без особого труда, но для установления хотя бы относительного порядка в стране потребовалось целое десятилетие. Наконец, на трон был возведен один из представителей крупных семейств, имевший дальнюю родственную связь с бывшим императорским домом. Под именем Гуану он стал императором династии Поздняя, или Восточная Хань, названной так в связи с переносом столицы империи из Чанъаня (недалеко от нынешнего г.Сиань) на восток в г.Лоян.

Поздняя Хань. Гуану своим восшествием на престол был обязан коалиции лидеров реставрации, поэтому правление династии Поздняя Хань, естественно, характеризовалось значительно большей самостоятельностью регионов. Однако даже в этих ограниченных рамках возродившаяся центральная власть смогла не только воссоздать стабильную систему управления, но и раздвинуть границы империи в юго-западном, северо-восточном и особенно северо-западном направлениях. Китайские владения в «западных регионах», завоеванные в результате ряда блестяще проведенных военных кампаний, вышли далеко за пределы территорий, которыми владела империя Ранняя Хань.

В этот период, при росте регионализма, во властных структурах при императорском дворе доминирующее положение занимали три различные группы. Поскольку родственники царствующей особы по закону не могли занимать высшие государственные должности, последние были заполнены представителями следующего по иерархической линии семейного клана, т.е. клана жены императора или супруга императрицы. Случались времена, когда самые важные посты государственной администрации и командные позиции в армии почти целиком оказывались в монопольном владении родственников или друзей императриц. Вторую по важности группу во властной структуре императорского двора составляли дворцовые евнухи, которые благодаря приближенности к императору обладали весьма значительной властью. Третья группа состояла из столичных ученых-конфуцианцев, утверждавших, что именно они являются единственными носителями совершенной теории и потому правомочны определять правильный курс в политике и государственном управлении. Междоусобная борьба между этими тремя группами иногда обходилась очень дорого и стоила много крови. Неоднократно уничтожались целые кланы супруги (супруга) царствующей особы, и на место уничтоженного клана приходил другой клан. Иногда истреблялись евнухи. Но самую высокую цену человеческими жизнями пришлось заплатить конфуцианцам, которые обладали лишь интеллектуальной независимостью и отваживались вступать в борьбу, опираясь только на свои убеждения. В этих условиях, при обострении внутриполитической борьбы за власть, последние императоры династии Хань в значительной степени утратили свое главенствующее положение. Династия постепенно становилась все более слабой, пока не была окончательно свергнута в результате целой серии мятежей провинциальных военных лидеров и народных восстаний.

Политический раскол в послеханьский период. В 220 н.э. в Китае наступил период раскола, в результате которого, за исключением коротких промежутков времени, на территории страны одновременно существовали несколько отдельных государств. Начало этому периоду положила т.н. эпоха Троецарствия. Существенное влияние сохраняло расположенное на северной равнине царство Вэй, но с ним соперничали второе царство – Шу, занимавшее территории в районах верхнего течения р.Янцзы на западе и юго-западе Китая, и третье царство – У, с центром в долине нижнего течения р.Янцзы. Личности, противостоявшие друг другу в этом триумвирате, были описаны в китайском фольклоре. Одним из них был Цао Пэй, основавший династию Вэй (220–265 н.э.) в Лояне. Его проницательность и хитрость особо подчеркивались в позднейших художественных произведениях. На современной китайской театральной сцене он изображается как тонкий и умелый организатор политических интриг, а также как искусный любитель жизненных наслаждений.

Одним из тех, кто сумел поднять авторитет западного царства Шу (221–264 н.э.), был был Гуань Юй, позднее вошедший в китайский пантеон в образе бога войны. На театральной сцене он изображается в белой маске, которая символизирует преданность и доброту. Второй герой царства Шу – Чжугэ Лян был великим ученым и военным стратегом, его талант позволил третьему герою, Лю Бэю, и последующим правителям царства Шу сохранить царство.

Третье царство, У (220–280 н.э.), приобретало свой вес и значение постепенно, вырастая за счет миграции населения с севера на юг. Поток мигрантов на юг достиг своего апогея, когда захватчики – «варвары», волна за волной стали вторгаться в северные глубинные районы Китая, переходя незащищенные границы. Преемники царства Вэй – правители династии Цзинь (265–420 н.э.) перед лицом этих нашествий не могли долго удержаться у власти, за ними наступил длительный период, когда в северной части Китая существовал целый ряд царств и империй, образованных самыми различными лидерами-некитайцами. Среди них были представители тунгусских племен, тюрков, гуннов и тибетцев. Китайская культура на севере страны была поставлена буквально на грань выживания.

Из числа многочисленных соперничавших между собой династий того периода самой заметной была династия, основанная семейным кланом под названием «тоба» и, возможно, имеющим тунгусское происхождение. Лидеры этой династии (которую иногда именуют Тоба-Вэй, или Северные Вэй, 386–557 н.э., чтобы не путать ее с династией, правившей более ранним царством Вэй, входившим в состав трех царств эпохи Троецарствия) были достаточно умны и понимали, что удержаться у власти они могут, лишь поддерживая могущество своего племени путем тесного сотрудничества с китайцами. Двойственная культура, возникшая на этой базе, стала образцом для последующих династий, которые создавались завоевателями.

Представители нетитулованной знати в царстве Тоба-Вэй прошли очень долгий путь приобщения к китайской культуре и овладения китайским искусством политического и административного руководства. Более того, они получили известность как покровители искусств, при них были сооружены знаменитые пещерные храмы. Первыми из серии таких храмов были храмы в Юньгане на севере Шаньси недалеко от Датуна, где первоначально размещалась столица Тоба. Позднее, после переноса столицы в Лоян, они продолжили работы по сооружению храмов в скалах Лунмэнь (по берегам р.Ихэ). Оба эти храма являются прекрасными свидетельствами внедрения и постепенной ассимиляции буддийского искусства, представленного греко-индийской школой скульптуры Гандхара. Со временем династия Тоба стала слабеть под ударами восстаний своих собственных степных племен. Однако Тоба удалось сохранить свое династическое правление значительно дольше других завоевателей. Последние не могли удержаться у власти дольше одного-двух поколений императоров. На юге страны в долине р.Янцзы неустойчивые династические правления быстро следовали одно за другим. Наплыв китайских мигрантов с севера изменил облик юга. Последний стал опережать север в экономической, политической и культурной областях. Большая часть южных династий в интеллектуальном и культурном планах находилась под сильным влиянием буддизма, достигшего в ту эпоху наибольшего влияния в Китае.

ИМПЕРАТОРСКИЙ КИТАЙ. ВТОРАЯ ФАЗА

Династия Суй (581–618 н.э.). Эпоха раздробленности завершилась почти случайно. В 581 н.э. основатель династии Суй завоевал еще остававшиеся под властью варваров северные земли, а затем присоединил к империи юг страны. Эта династия смогла сформировать как экономические, так и административные органы, способные обеспечить целостность империи. Был разработан и осуществлен план сооружения Великого канала, который соединил р.Хуанхэ и другие речные системы Севера с реками Хуайхэ, Янцзы и с южными провинциями. Знаменитая система экзаменов, использовавшаяся для вербовки китайского чиновничества в Суйский период, приобрела свою законченную форму. С помощью этой экзаменационной системы по всей стране производился отбор талантливых людей, которые затем переводились в распоряжение аппарата администрации.

Однако дорогостоящие и неудачные завоевательные походы способствовали быстрому истощению сил. Роскошь и расточительство ложились дополнительным бременем на экономику. Правители династии Суй не могли четко определить свои позиции в отношении конфуцианства, буддизма и других философских школ.

Династия Тан (618–907 н.э.). В 618 н.э. была основана новая династия – Тан, правление которой явилось одним из самых славных периодов в китайской истории. Деятельный и гуманный характер правления основателей этой династии – Гао-цзу и его сына Тайцзуна позволили восстановить империю.

Так называемые Западные регионы были присоединены к владениям Китая, к императорскому двору направляли свои посольства Персия, Аравия и другие западно-азиатские государства. Кроме того, были расширены границы на северо-востоке страны; в число имперских владений вошла Корея. На юге была заново утверждена власть Китая над Аннамом. Поддерживались отношения с другими странами Юго-Восточной Азии. Таким образом, территория страны по своим размерам стала почти равной территории Китая периода расцвета Ханьской династии.

В те времена Китай считался не только самой мощной, но и самой гостеприимной державой в мире. Религиозные деятели и философы, вынужденные покинуть родину, находили в Китае убежище и покровительство со стороны императора. Не только религии, распространенные в Персии, но и одна из христианских сект, а именно несторианская церковь, сумела приобрести в Китае значительное число последователей. Буддисты из Кореи и Японии регулярно совершали паломничество к святым местам в Китае, а китайские буддисты поддерживали связи с буддийскими центрами в Индии.

Танская эпоха была свидетельницей исключительного расцвета китайского искусства и литературы. Такие поэты, как Ван Вэй, Ли Бо и Ду Фу, вызывали восхищение общества и двора. Большинство танских императоров активно покровительствовали поэзии, театральному искусству и музыкальному творчеству, а многие сами проявляли значительные творческие способности.

Экономические и административные новшества периода правления династии Суй были восприняты и закреплены в танскую эпоху. Был введен в действие совершенно новый порядок долговременного владения землей, в соответствии с которым образование крупных земельных владений было ограничено, а крестьяне получили возможность поддержания стабильного уровня жизни. Подверглась рационализации структура административного аппарата, и он достиг такой степени компетенции, которая сохранилась и после окончания периода расцвета династии. Наиболее значимым из всех этих достижений была созданная в Танскую эпоху юридическая система, которая в конечном счете порвала с нигилизмом периода Цинь, полностью восприняв конфуцианский образ мышления. Был сформулирован и обязательный свод социальных традиций и правил поведения, которые тоже были пропитаны духом конфуцианства.

Вместе с тем первые танские императоры не смогли установить контроль над армией. Воинские гарнизоны располагались вдоль границ империи, и их командующим было предоставлено право проявления личной инициативы. Сильные императоры еще пользовались лояльностью этих военачальников, однако ослабление власти трона позволило приграничным сатрапам выйти далеко за рамки предоставленных им полномочий и распространить военную власть на местную гражданскую администрацию. В 755 н.э. один из командущих, согдиец по происхождению, почти уничтожил императорскую династию. Это был Ань Лушань, положивший конец блестящему правлению императора Сюаньцзуна и нанесший серьезный урон престижу императорской власти. В стране началась длительная гражданская война, и вновь в целях восстановления династии императорам пришлось опираться на войсковых командиров, которые не обладали никакой самостоятельностью, а также на наемные войска из иностранцев преимущественно тюркского происхождения.

Изменение политического климата совпало с переменами в административной системе, которые часто рассматриваются как важная эпоха в истории императорского Китая. Города, бывшие прежде административными центрами, превратились в арену деятельности растущего класса буржуазии, который завоевал экономические позиции в результате расширения производства и торговли. Попытки императорского двора сохранить контроль хотя бы над внешней торговлей путем создания в главных торговых портах инспекционных контор, обслуживаемых евнухами, оказались напрасными. Частные торговцы очень быстро научились обходить или прибирать к рукам эти учреждения. Растущая уверенность этого нового класса в своих силах со временем вынудила и императорский двор признать его силу.

И хотя государственная административная машина сумела выдержать нажим этих дополнительных и разнообразных тенденций, позиции двора ослабевали, а могущество местных военных лидеров продолжало расти. Итогом этого процесса явились восстания и мятежи, которые в конечном счете привели к крушению династии Тан. Одним из них, охватившим самую обширную территорию и получившим наибольшую известность, было восстание под руководством Хуан Чао, который во второй половине 9 в. провозгласил себя императором и разграбил торговый город Кантон, уничтожив при этом более 100 тысяч обосновавшихся в нем арабов. Один из местных военачальников убил Танского императора, принудил наследника отречься от престола и основал новую династию – Лян. Последняя, правившая страной в течение недолгого времени, так же как и несколько последующих династий, ни одна из которых не смогла надолго закрепиться у власти, правила в течение т.н. периода «Пяти Династий», когда число военных группировок, претендовавших на трон, доходило до 20.




Северная Сун (960–1127 н.э.). Когда основатель сунской династии Тай-цзу вновь восстановил единство империи, ему пришлось не только принять меры по ликвидации беспорядков, но и взяться за решение проблем, оставшихся не решенными в период правления династии Тан. Границы державы в сунскую эпоху значительно сузились. Две иностранные империи, образовавшиеся к тому времени, оккупировали часть китайской территории, и у китайцев не было сил противостоять захватчикам. Первой из этих империй была империя Ляо, основанная тунгусским (эвенки) племенем киданей. Империя Ляо включила в свой состав Маньчжурию, Внутреннюю Монголию и северную часть китайских провинций Хэбэй и Шаньси, в том числе города Пекин и Датун. Другим государством была империя Сися, образованная тангутами, заселившими земли вдоль китайской границы на северо-западе. Военные экспедиции Китая против этих двух империй оказались неудачными, и в результате Китай был вынужден подписать с ними специальные соглашения, включавшие ряд унизительных статей, в том числе выплату ежегодной дани. В течение всего периода правления династии Сун Китай никогда не претендовал на свои бывшие земли в регионе Центральной Азии. Не вернул Китай и свои бывшие владения в Юньнани и часть территорий в провинциях Сычуань и Гуйчжоу, оккупированные в Танскую эпоху тайским народом наньчжао, а также владения в Аннаме, которые принадлежали Китаю в течение тысячи лет.

Судьба династии Тан показала двойственную природу правительственной армии. Поэтому Суны держали все армейские формирования под строжайшим контролем центра и стремились использовать военных как можно реже, даже в ущерб чувству национальной гордости.

Тенденция к централизации прослеживается во всех политических деяниях Сунской империи. Деспотия была превращена в систему и оформлена организационно, хотя сунские императоры редко прибегали к использованию своих конституционно узаконенных полномочий. Параллельно принимались меры по стимулированию прогресса в области политической теории. Еще в танскую эпоху в литературных и философских кругах набирало силу движение, выступавшее против либеральных конфуцианских школ прошлого и против тех элементов буддизма, которые не согласовывались с идеей централизованной власти. Основатель этого движения Хань Юй (768–824) в свое время не получил признания со стороны конфуцианцев. Но в начальный период династии Сун его школа возродилась. Чжоу Дуньи (1017–1073), Чэн И (1033–1108) и в более поздний период сунской эпохи Чжу Си (1130–1200) были в числе основателей и хранителей неоконфуцианства, создавшего мировоззрение, в котором выражалась поддержка политической философии авторитаризма. Все без исключения последующие династии восприняли неоконфуцианство в качестве ортодоксального учения и пытались подавить все оппозиционные авторитаризму направления мысли, объявив их ересью. Однако еще до того, как неоконфуцианцы достигли доминирующего положения, правители сунской династии предприняли попытку установления непосредственного контроля над некоторыми секторами экономики.

Их инициатор Ван Аньши (1021–1086) был исключительно энергичным человеком. Предлагавшиеся им меры включали централизацию всей торговой и транспортной системы, правительственные займы, введение новой системы налогообложения и создание милиции. Эти реформы были осуществлены несмотря на сильное противодействие консервативной части чиновников-конфуцианцев, которые в конечном счете все-таки одержали верх. Острая межфракционная борьба значительно ухудшила и без того слабые позиции императорского дома.




Южная Сун (1127–1279). Начало 12 в. ознаменовалось очередным политическим кризисом. В этот период расположенная на севере империя Ляо была покорена империей Цзинь, основанной другими северо-восточными племенами – чжурчжэнями. Завоеватели не были удовлетворены границами Ляо с Китаем. Они хлынули на территорию Северо-Китайской равнины и в 1127 оккупировали столицу Сунской империи г.Кайфэн, взяли в плен императора Циньцзуна и его отца Хэйцзуна. Сунский императорский двор перебрался в новую столицу (нынешний город Ханчжоу) к югу от р.Янцзы. Приграничные войны, а иногда и военные кампании более крупного масштаба оставались главной проблемой империи Южная Сун в течение всего периода ее существования.

Вполне вероятно, что лишь недоверие к собственным военачальникам не позволило Сунам вернуть утраченные земли. Среди генералов сунской армии того времени было несколько полководцев, прежде всего генерал Юэ Фэй, которые отличались своей энергией и стратегическими талантами. Однако императорский двор предпочел пойти на подписание мирного соглашения с Цзинями и отозвал свои войска с полей сражений.

Юэ Фэя заключили в тюрьму и отравили, но благодаря завоеванной им в сражениях боевой славе он был в дальнейшем включен в китайский пантеон как один из богов войны. Императорский двор династии Южная Сун отказался прислушаться и к советам представителей влиятельной школы политической мысли – прагматистов, чьи идеи основывались на крайнем патриотизме и стремлении отвоевать утраченный Север. Суны рассматривали прагматистов как противостоящий им источник силы и идеологии.

Многие из сунских императоров, будучи большими любителями искусства, собрали ценнейшие коллекции. Некоторые из них, включая императора Хэйцзуна, сами были талантливыми художниками. Литературные творения эпохи Сун почти достигали уровня величайших шедевров Тан. Это был период т.н. классических песен, которые слагались в виде стихов с различной длиной строки, с исключительно сложным ритмическим рисунком и рифмой в отличие от строго выдержанных в определенном размере стихов танского периода.

Монгольская (Юаньская) династия (1271–1368). Сунская династия завершила свое царствование с приходом монголов, вождь которых Чингисхан к тому времени осуществил успешные завоевательные походы в Западную Азию. Внук Чингисхана – Хубилай присоединил Китай к владениям империи монголов и стал основателем монгольской династии на китайской земле. Монголы рассматривали Китай преимущественно в качестве объекта эксплуатации. Они почти не обращали внимания на китайские традиции и ввели в стране новую классовую иерархию, в которой все высшие посты были заняты самими монголами. На следующем уровне находились иностранцы, которых монголы использовали на высших административных должностях. Рангом ниже стояли китайцы-северяне, земли которых были отвоеваны у империи Цзинь. Наконец, низшую и самую презираемую группу составляли китайцы-южане, бывшие подданные сунской империи. Список привилегий, обычно связанных с определенной профессией или должностью, был также пересмотрен, и в результате ученые-конфуцианцы, традиционно относившиеся к особо почетной профессии, оказались на самом дне монгольской иерархии.

Попытки монголов завоевать Японию и остров Ява закончились неудачей, но монгольская заинтересованность в заморских странах, возможно, помогла сохранить и развить тенденцию к организации дальних экспедиций. Внешняя торговля, получившая значительное развитие уже в сунскую эпоху, в этот период завоевала новые рубежи, и китайские джонки стали заходить во многие порты стран Юго-Восточной и Южной Азии.

На материковой части монголам удалось вернуть все территории, утраченные Китаем в сунскую эпоху, и присоединить земли, прежде никогда не принадлежавшие китайцам. Китайцы издавна питали интерес к Юго-Западному Китаю, где теперь лежало покоренное монголами царство Наньчжао. Завоевание Тибета было осуществлено без особых военных усилий, и тибетские монахи стали играть значительную роль в культурной и политической жизни столицы.

В этот период на Восток начали прибывать первые христианские миссии, и монголы не только терпели их присутствие, но даже оказывали им поддержку.

Из соображений стратегического порядка монголы основали свою столицу на месте нынешнего Пекина. Однако затем они обратились к старой китайской идее соединения столицы с более преуспевающими в экономическом отношении регионами при помощи Великого Канала, который был реконструирован. Таким образом, долина нижнего течения р.Янцзы сохранила свое положение главной экономической базы страны, а вместе с тем и главного источника богатств и талантов.

Династия Мин (1368–1644). В ходе восстаний, имевших место в завершающий период монгольского правления, богатые китайские семьи стремились вернуть себе утраченные позиции. Чжу Юаньчжан, ставший основателем Минской династии, не был представителем шэньши и считал интересы этого сословия, а равным образом и господство чиновничества в управлении страной опасными для той формы государственного аппарата, которую он собирался создать. Тенденция к узаконенной централизации правления, заметно проявившаяся уже в сунский период, получила приоритетное развитие в минскую эпоху. Даже должность канцлера – главного политического советника императора при всех китайских династиях, не была сохранена при Минах. Никогда еще с подданными страны не обращались с такой жестокостью. Наказание ударами палки высокопоставленных чиновников в присутствии всего двора стало привычной практикой, известны случаи, когда казненного чиновника в виде чучела вешали в кабинете его преемника.

Деспотический режим мог сохраняться лишь во времена правления сильных и энергичных императоров. Скоро, однако, правители стали склоняться к роскоши дворцовой жизни и власть оказалась у евнухов. Время от времени между конфуцианским чиновничеством и евнухами вспыхивали ожесточенные схватки, в которых обычно поражение терпели конфуцианцы, как это уже случалось в годы правления императоров династии Хань более тысячи лет назад.

Попытки усилить действенность тех конфуцианских концепций, которые подчеркивали необходимость уважения человеческого достоинства и независимость творческой индивидуальности, делались еще в сунский период. В минскую эпоху их проведение в жизнь продолжил один из величайших китайских философов Ван Янмин (Ван Шоужэнь, 1472–1529). В конце правления династии Мин конфуцианское учение вновь вернуло себе жизненность и силу. Фигуры величайших представителей конфуцианской философии, которым удалось сохранить свое влияние при династии Мин и пришедшей ей на смену династии Цин, продлили конфуцианству жизнь еще на 300 лет.

Со временем Минам удалось восстановить власть империи над большей частью своих бывших территорий на северо-западе. Получили развитие и внешнеторговые связи. При поддержке двора китайские торговые суда достигали даже берегов Африки. Первые императоры минской династии пытались держать контроль над внешней торговлей в своих руках, что было и доходным, и престижным делом, однако частные торговые предприятия вскоре стали успешно конкурировать с государственными. Большие группы китайских поселенцев высаживались на острова региона Юго-Восточной Азии и устраивали там китайские колонии. Сектора экономики, не связанные с сельскохозяйственным производством, такие как горное дело и металлургия, также получили значительное развитие.

Закат минской династии в большей степени был обусловлен внутренним распадом, чем иностранными вторжениями. Тем не менее на северо-восточных границах Китая возник новый и могущественный противник. Вождь потомков чжурчжэней (Цзинь) Нурхаци (в 1616 основал династию Поздняя Цзинь) смог уже в конце 16 – начале 17 вв. создать империю для себя и своего народа, маньчжуров. Империя Нурхаци до некоторой степени была типичной приграничной империей, но ее вождь в гораздо большей мере использовал китайский опыт в административной и военной областях для укрепления собственного господства. В организации его вооруженных сил сочетались черты, присущие войскам степных народов, и китайские методы более жесткого управления и контроля. Какое-то время все его внимание занимали приграничные войны, а отдельные походы более крупного масштаба успешно отражались минскими войсками. Поэтому можно считать почти случайностью, что маньчжурам удалось пробиться через проходы в Великой Китайской стене. После этого, несмотря на попытки отдельных минских князей опереться на возродившийся дух патриотизма, окончательный исход борьбы был предрешен. Даже такие отдаленные провинции, как Юньнань и Гуйчжоу, где отдельные отпрыски минской династии смогли удерживать свои позиции, в конечном счете оказались в руках захватчиков.




Маньчжурская (Цинская) династия (1644–1912). Династия, образованная маньчжурами, с точки зрения государственного устройства была более китайской, чем все остальные династии, прежде создававшиеся захватчиками. Оккупанты переняли абсолютно все китайские традиции управления. Маньчжурская династия отличалась от исконно китайской лишь тем, что гарнизоны маньчжурских войск, дислоцированные в стратегически важных пунктах по обе стороны горных проходов, вынуждены были добиваться поддержки китайского населения. К концу 18 в. маньчжурская империя распространила свою власть в северо-западном направлении над огромными территориями, некогда принадлежавшими империи Хань. К ним добавились Внутренняя и Внешняя Монголия на севере, присоединенные в результате военных экспедиций или путем переговоров. Протекторат над Тибетом был восстановлен, а некоторые гималайские государства превращены в вассалов китайского трона. Был установлен суверенитет Китая над Кореей и рядом стран Юго-Восточной Азии.

При маньчжурской династии упрочились контакты Китая с Западом и западными концепциями в области религии, культуры и технологии. Еще в поздний период минской эпохи наблюдался широкий приток в Китай миссий Римской католической церкви, по большей части иезуитов, организовавших приходы во многих провинциях страны и даже наладивших тесные связи с императорским двором. Авторитет иезуитов поддерживался тем, что они являлись представителями не только западной церкви, но и западной культуры, технических и прикладных наук. Это было время, когда с помощью европейских астрономов был разработан китайский календарь, когда европейские географы создали карты территории Китая, когда европейские мастера отливали китайские пушки, а европейские архитекторы строили китайские дворцы, когда китайские картины рисовали европейские художники и, наконец, когда уровень сельскохозяйственного производства в Китае с помощью европейских агрономов поднялся на новую высоту.

Образ Китая, который создали возвращавшиеся в Европу иезуиты и который оказал огромное влияние на характер мышления и стиль поведения европейцев, обладал большой притягательной силой. Китайские императоры управляли страной, населенной народами самого разнообразного этнического происхождения; административная машина империи функционировала вполне исправно; китайская культура переживала эпоху наивысшего расцвета; наконец, авторитет ученых-философов, по крайней мере приверженцев ортодоксальной школы, никогда еще не завоевывал такого признания правителей и народа. В стране царил мир. Процветали ремесла и торговля.

УПАДОК ИМПЕРАТОРСКОГО КИТАЯ

На фоне столь значительных достижений бедствия, выпавшие на долю династии в 19 и начале 20 вв., выглядели особенно драматично. Последние годы существования цинской династии заслуживают отдельного рассмотрения. Плохое управление внутри страны и неспокойная обстановка в сельских районах, усугубляемые беспрецедентным ростом народонаселения, привели к грандиозному восстанию, которое в середине 19 в. приобрело характер революции. Во внешнеполитической сфере европейские державы, подталкиваемые ускоренными темпами экономического роста периода индустриальной революции в Европе, впервые сделали попытку силой заставить Китай открыть двери для европейских товаров и нового образа мышления. Это сочетание нажима изнутри и извне принесло много невзгод и лишений как китайскому народу, так и его правительству, но одновременно дало толчок формированию движений за социальные и политические перемены.

Восстание и интервенция. В конце 18 в. проявились традиционные симптомы упадка династической власти. Коррупция в правительстве, пользовавшаяся поддержкой небезызвестного Хэшэня (ум. 1799), достигла невероятного размаха; неспокойная обстановка в обществе находила выход в восстаниях, в частности, в восстании «Белого лотоса» (1796–1804). Регулярные императорские войска, т.н. «восемь знамен» и «армия зеленого штандарта», к тому времени полностью разложились, и вся тяжесть защиты династии легла на плечи спешно сформированных армий типа «сянъюн» (букв. «местных храбрецов»), которые во второй половине 19 в. преобразовались в армию «юнъин» (букв. «храбрых батальонов»), опору династии Цин. Начиная с 18 в. Китай страдал и от отсутствия дальновидного руководства. Императоры Цзяцин (1796–1820), Даогуан (1821–1850) и Сяньфэн (1850–1861) вряд ли были способны к руководству государством. Проницательная вдовствующая императрица Цыси (умерла в 1908), обладавшая железной волей, правила Китаем большую часть второй половины 19 в. и первое десятилетие 20 в. Однако ее представления о путях решениях стоявших перед страной проблем были весьма ограниченными, а искусное манипулирование фракциями чиновничества зачастую наносило ущерб интересам страны.

Ухудшилось и международное положение Китая. Сведения о характере деятельности европейцев в Индии, Малайе и на Филиппинах, как и вероломное поведение первых португальских и голландских купцов в прибрежных районах Китая, привели к постепенному росту в стране антиевропейских настроений, а некоторые аспекты деятельности и конфликты иезуитских, францисканских и доминиканских миссионеров в Китае вызывали лишь дополнительные подозрения. После 1724 в стране была запрещена пропаганда христианства, а после 1757 иностранная торговля могла осуществляться только через самый южный китайский порт – Кантон, где иностранцам было разрешено совершать торговые экспортно-импортные сделки во время краткого «торгового сезона» и только через «императорских купцов», а позднее – через кохонг (гунхан) – китайскую купеческую корпорацию, действовавшую по указаниям императорских чиновников. По окончании «торгового сезона» все иностранцы должны были проживать в Макао, находившемся под властью португальцев начиная с 16 в. Эта императорская монополия на китайскую торговлю с Западом вместе с имперскими положениями, ограничивавшими ассортимент разрешенных к продаже товаров, все больше раздражала представителей европейских коммерческих кругов, которые пришли к твердому решению уничтожить все барьеры на пути торговли с Китаем.

В первое время Китаю удавалось противодействовать усилиям Запада изменить систему монопольной торговли в Кантоне. Попытки англичан (наиболее заинтересованной торговой стороны) установить более упорядоченные торговые и дипломатические отношения с цинским правительством – имеются в виду, в частности, миссии, возглавлявшиеся лордом Джорджем Макартнеем (1793) и лордом Уильямом Питтом Амхерстом (1816), – окончились провалом. Однако к 1830 в результате суммарного влияния таких факторов, как оскорбительность кантонской системы торговли и изменение баланса торговли в пользу Англии (отчасти вследствие увеличения объема продажи индийского опиума Китаю), создалась кризисная ситуация, приведшая к Первой Опиумной войне (1839–1842). Непосредственной причиной войны стала осуществленная в нарушение императорских эдиктов, запрещающих ввоз опиума в Китай, торговля индийским опимом. Начало войны ускорил китайский особоуполномоченный Линь Цзэсюй своими решительными действиями по запрету торговли опиумом в Кантоне. Однако существовала и более основательная причина, которая заключалась в столкновении между китайским мировоззрением эгоцентризма, обосновывавшим изоляцию Китая от внешнего мира – мира «варваров», и западной системой международных отношений и свободной торговли. На начальном этапе военной конфронтации ощущалось превосходство западной техники, однако понадобилось еще долгих 20 лет очень упорных переговоров и, в конечном счете, еще одна война (Вторая Опиумная война, 1856–1860), прежде чем Китай согласился принять западную систему международных отношений.

По условиям целой серии договоров, заключенных с несколькими европейскими державами в период между 1842 и 1860 (Нанкинский договор 1842, Тяньцзиньский договор 1858 и Пекинские конвенции 1860), Китай постепенно стал участником «системы неравноправных договоров», принципиальными требованиями которых были: 1) открытие для иностранцев специально оговоренных портов, включая Кантон, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхай, для проживания и торговли, а также полное отделение Гонконга; 2) учреждение специальных сеттльментов в этих портах, находящихся под управлением иностранной администрации; 3) экстерриториальность, или распространение действия законов страны – участника договора на ее граждан, находящихся в Китае; 4) открытие в Китае иностранных дипломатических представительств; свобода плавания иностранных судов в китайских территориальных водах; участие в регулировании китайских таможенных тарифов со стороны иностранных партнеров; деятельность внешнеторговых таможенных учреждений под руководством таможенных управлений с иностранным персоналом, находящимся на китайской службе; 5) доступ миссионеров в глубинные районы Китая. Положение о «стране, пользующейся правом наибольшего благоприятствования», содержавшееся практически во всех договорах, заключенных после 1843, означало распространение прав и полномочий, предоставленных стране, подписавшей договор, на другие страны.




Тайпинское восстание. Китайская реакция на усиливающееся давление со стороны Запада, конечно, в значительной степени определялась ситуацией внутри страны, которая в середине 18 в. была крайне неустойчивой. В период между 1840 и 1860 революционные восстания вспыхивали во всех 18 провинциях. Четыре восстания создали серьезнейшую угрозу существованию династии. Два выступления были организованы мусульманским населением юго-запада (1855–1873) и северо-запада страны (1862–1878). Еще два получили названия Тайпинское восстание (1850–1864) и Няньцзюаньское восстание (1853–1868). Тайпинское восстание было самым мощным и организованным. На протяжении почти 15 лет отряды тайпинов действовали в 16 из 18 провинций страны.

Отправным пунктом Тайпинского восстания стала межклановая вражда в Южном Китае, усилившаяся под влиянием бурного роста народонаселения и раздуваемая недовольством этнически обособленных сообществ хакка. Однако особый характер этого движения определялся присущей ему уникальной идеологией, представлявшей нечто среднее между псевдохристианской догматикой и традиционно китайскими идеями. Проповедником этой идеологии был самопровозглашенный младший брат Христа – Хун Сюцюань. Этот Хун, ученый-неудачник, несколько раз проваливавший экзамены на занятие должности в системе гражданской администрации, почерпнул свое религиозное вдохновение от миссионеров в Кантоне и из памфлетов Лян Афа – первого обращенного в протестантскую религию китайца.

Религиозная пропаганда Хуна обещала, помимо избавления от маньчжурских «демонов», вознаграждение в раю. Кроме того, идеология тайпинов подчеркивала равенство людей (включая женщин) перед Богом и обещала помощь калекам, одиноким вдовцам, вдовам и сиротам. Восставшие клялись ликвидировать торговлю опиумом, азартные игры, женское рабство, проституцию и бинтование ног. Земельная программа тайпинов ставила своей целью дать «землю всем, чтобы ее обрабатывать, пищу всем, чтобы есть, одежду всем, чтобы носить, и деньги всем, чтобы их тратить». Эта революционная программа, по существу, никогда не была проведена в жизнь. Одним из препятствий на пути ее практического претворения было то, что участники восстания большую часть своего времени проводили в боях, даже после основания столицы тайпинов в Нанкине в 1853. К тому же у них не хватало кадров администраторов, поскольку большинство грамотных чиновников связывали свои личные интересы с династией Цин. Для решения острой проблемы продовольственного снабжения тайпины были вынуждены использовать местную элиту, способную платить налоги, – помещиков и бывших мелких чиновников местных правительств. Кроме того, тайпины допустили ряд грубых стратегических ошибок. Кровавая чистка, осуществленная в 1856, лишила нанкинский режим лучших лидеров. Вместе в тем, несмотря на всю слабость движения, оно оставалось серьезной угрозой для династии. Новые императорские армии (юнъин), в особенности находившиеся под командованием Цзэн Гофаня и Ху Линьи, в боях на территориях провинций по среднему течению р.Янцзы остановили наступление тайпинов, но превосходство императорских войск над восставшими стало очевидным только в начале 1860-х годов благодаря военной поддержке Запада. Признание многими высокопоставленными чиновниками династии Цин в тайпинский период превосходства европейского вооружения и техники, по существу, послужило вдохновляющим фактором возникновения т.н. «движения самоусиления» – своеобразной попытки усилить военный и экономический потенциал Китая, предпринятой после 1860 патриотически настроенными должностными лицами, чтобы более эффективно противостоять как восстаниям внутри страны, так и внешней агрессии.

К сожалению, достигнув успеха в предотвращении новых крупномасштабных восстаний в последние десятилетия 19 в., династия оказалась не в состоянии начать важнейшие реформы. В столицу продолжали поступать сообщения о сотнях восстаний локального масштаба. Знаменитая «реставрация Тунчжи» 1860-х годов принесла успех в деле восстановления авторитета императорской власти и сохранения конфуцианского наследия. Однако те же преданные трону государственные деятели, что восстановили мир и порядок в обществе (основную роль в котором играли шэньши), были вынуждены идти на различные компромиссы в тех случаях, когда речь шла о постоянных нарушениях законности со стороны бюрократии и местной элиты.

Иностранное влияние и реформы. После заключения Пекинской конвенции 1860 отношения Китая с зарубежными странами улучшились. Присутствие иностранных посольств в столице и учреждение в 1861 министерства иностранных дел (Цзунли ямэнь) свидетельствовали о совместных усилиях Китая и Запада разрешать возникающие межгосударственные противоречия в рамках существующих договоров. Учреждение императорской таможенной инспекции символизировало совершенствование административной системы в духе т.н. политики взаимного сотрудничества. Созданное в 1854 в Шанхае, это совместное китайско-иностранное предприятие в 1860-е годы распространило сферу своей деятельности на другие открытые порты. Оно подчинялось централизованному управлению, возглавлявшемуся британским генерал-инспектором Робертом Хартом. Система существующих договоров обеспечила благоприятные условия для иностранного влияния в самых различных сферах. Публикации миссионерских общин и переводы на китайский язык западной литературы дали возможность китайскому обществу, по меньшей мере его наиболее просвещенным кругам, ознакомиться с новыми областями знаний. Китайцы, поддерживавшие тесные профессиональные связи с представителями Запада, – дипломаты, военные, служащие таможенных учреждений – неизбежно попадали под влияние западных идей и порядков.

Однако европейцы и американцы отнюдь не всегда производили на китайцев благоприятное впечатление. Привилегии, которыми пользовались иностранцы, оставались постоянно действующим фактором раздражения. Иностранные дипломаты часто надменно относились к китайцам, а вмешательство западных торговцев и миссионеров в китайские дела вело к усилению напряженности. В результате нередко вспыхивали мятежи, направленные против иностранцев. Наиболее серьезным столкновением явилась т.н. «тяньцзиньская резня» (1870). Между китайцами и миссионерами, обращавшими их в свою веру, возникали многочисленные случаи судебных тяжб.

В 1873 послы иностранных держав добились освобождения от обязанности совершать низкий поклон императору во время аудиенций. В 1874 японцы вторглись на территорию восточной части о-ва Формоза (Тайвань); соглашение об их эвакуации было достигнуто с помощью английских посредников, но Формоза была включена в число территорий, открытых для иностранной торговли. В 1875 т.н. инцидент с Маргари в Юньнани (убийство местными жителями англичанина Огастеса Маргари) привел к передаче Англии Верхней Бирмы, которую Китай считал своим протекторатом. В 1879 Япония аннексировала острова Рюкю – бывшее вассальное государство, выплачивавшее Китаю дань. В 1880 конфронтация между Китаем и Россией на р.Или привела к более четкой демаркации границы двух государств в ущерб Китаю. После китайско-французской войны 1884–1885 Китай был вынужден признать протекторат Франции над Вьетнамом, еще одним вассалом Китая. Кульминацией всех этих кризисных явлений явилось поражение Китая в китайско-японской войне 1894–1895. По Симоносекскому договору, завершившему войну, Китай был вынужден признать независимость Кореи и передать Японии провинцию Тайвань.




Реформаторские движения. Череда пережитых Китаем унизительных потерь высветила неадекватность программы «самоусиления». С помощью Запада и под руководством выдающихся лидеров, в частности ученого и государственного деятеля Ли Хунчжана, Китай построил арсеналы и корабельные верфи, пароходы и шахты, установил телеграфную связь, обзавелся текстильными фабриками, железными дорогами и даже собственным военно-морским флотом. Однако, не обладая необходимыми финансовыми ресурсами, сторонники идеи «самоусиления» становились все более уязвимой мишенью для консервативной оппозиции. Поражение Китая в китайско-японской войне 1894–1895 вместе с «борьбой за концессии», последовавшей после захвата Германией порта Циндао на берегу залива Цзяочжоувань на Шаньдунском полуострове в конце 1897, послужили мощным доводом в пользу сторонников более основательных реформ.

Конечно, в среде китайских ученых, находившихся на государственной службе, традиционно были распространены форматорские настроения. Однако их банкротство наглядно проявилось в эпоху Тунчжи. Из многочисленных реформаторских проектов ученого-шэньши Фэн Гуйфэня (ум. 1874) была проведена в жизнь лишь налоговая реформа в провинциях нижнего течения р.Янцзы. Реформаторское движение, возникшее в 1890-х годах, продолжало развиваться в рамках привычных традиций, присущих китайской интеллигенции. Однако новые концепции, «импортируемые» с Запада, как и новая обстановка в стране, делали возврат Китая к прошлому невозможным.

От реформ к революции. Еще в 1880-х годах отдельные китайские писатели, такие как Чэн Гуаньин и Ван Тао, начали выдвигать новые принципы экономического развития и реформы государственного устройства. К началу 1890-х годов проникновение в Китай прогрессивных идей получило удивительно широкий размах. Развитие коммуникаций (пароходного сообщения, телеграфных линий и прессы, издаваемой на китайском языке) позволило многим районам империи получать информацию о событиях, которые происходили во всех уголках планеты. Публикации на китайском языке, издаваемые миссионерскими общинами, книги, написанные побывавшими в Европе и США китайцами, еще до поражения Китая в войне с Японией в 1894–1895 расходились в стране большими тиражами. На гребне эмоциональной волны, вызванной унизительным поражением, в различных уголках империи стали возникать многочисленные «аналитические ассоциации», организованные реформистски настроенными интеллигентами-патриотами.

Кан Ювэй и «100 дней реформ». Пожалуй, самым авторитетным из этих реформистски настроенных патриотов был Кан Ювэй – ученый, получивший традиционное образование, но обладавший исключительным даром воображения. Свои идеи он черпал не только из конфуцианской и буддийской литературы, но и из западных теорий, известных ему по переводам. Кан выдвигал идею построения общества, в котором человек пользовался бы полной самостоятельностью и мог осуществлять контроль над властными структурами. Его широкомасштабные проекты политических реформ включали создание всенародно избираемого парламента, действующего в рамках конституционной монархии, стимулирование технического и экономического развития, создание системы образования, охватывающей все уровни общества, реформу системы судопроизводства и запрещение бинтования ног. В период между 1895 и 1898 Кан и его энергичные соратники, включая Лян Цичао, через различные журналы, ученые общества и новые школы активно пропагандировали идею осуществления реформы структуры управления и политического устройства страны. После того, как немцы оккупировали Цзяочжоу, Кан со своими соратниками смогли донести свои замыслы до молодого императора Гуансюя (1875–1908; фактический период правления – 1889–1898), и пока временно отошедшая от дел вдовствующая императрица Цыси наблюдала за происходящим, летом 1898 начался знаменитый период «100 дней реформ». Опираясь на Кана как своего главного советника, император издал около 200 эдиктов по самым различным вопросам просвещения, экономики, военного дела и политики. Но когда император начал строить планы реформ, затрагивавших структуру центрального управления, Цыси с помощью своего преданного приспешника Жун Лу организовала государственный переворот, вернув себе регентские права. Император, являвшийся племянником и приемным сыном вдовствующей императрицы, был отстранен от дел, а все его реформаторские эдикты по существу отменены. Кану и Ляну удалось бежать в Японию, но шесть других реформаторов были казнены.

Крах «100 дней реформ» убедил многих, что каких-либо изменений фундаментального характера можно достичь лишь путем революции. Некоторые китайцы уже пришли к подобному выводу. Среди китайских революционеров ранней волны наиболее известен получивший образование на Западе Сунь Ятсен, который остается символом революции 1911.

Боксерское (Ихэтуаньское) восстание. Революции в большей степени способствовала политика двора вдовствующей императрицы, нежели деятельность Сунь Ятсена. Вслед за государственным переворотом 1898 возникло резкое недовольство иностранным засильем, выразившееся в получившем мировую известность «боксерском восстании». В конце 1890-х годов тайное общество, носившее название «Кулак, поднятый во имя справедливости и согласия» (т.е. «боксеры») организовало обычное восстание под антидинастическими и антиимпериалистическими лозунгами. По своему глубинному содержанию оно выражало получившие широкое распространение антихристианские настроения и протест против агрессивных действий европейских держав (в частности, Германии). Ненависть к европейским интервентам продолжала сохраняться даже после того, как к 1899 опасная «борьба за концессии» прекратилась в связи с достигнутым балансом сил, вынудившим европейские державы согласиться на предложенную США политику «открытых дверей». Под покровительством ряда чиновников цинского двора, враждебно настроенных к иностранцам, боксеры перешли от антидинастических к продинастическим лозунгам, продолжив вакханалию убийств миссионеров и сотен обращенных в христианство китайцев. Вступив в июне 1900 в Пекин, они осадили все иностранные представительства. Дезориентированная приспешниками, утверждавшими, что иностранцы замышляют удалить ее с трона в пользу императора Гуансюя, Цыси объявила войну всем иностранным державам – участникам интервенции в Китай. Хотя более уравновешенные чиновники старались ограничить зону ведения военных действий и преследований христиан главным образом северными провинциями, избежать мести было невозможно. После того как экспедиционные войска союзников численностью около 20 000 человек вынудили боксеров снять осаду и разогнали остатки «боксерской» армии, Китай должен был понести жестокое наказание. Согласно Боксерскому протоколу 1901, он был обязан выплатить союзным державам контрибуцию в размере около 450 млн. таэлей – китайских унций серебра (1 кит. унция равна 11/3 англ. унции), что примерно в пять раз превышало годовой доход цинского правительства; наказать виновных цинских чиновников; временно отменить проведение государственных экзаменов на занятие должностей в сфере гражданского управления примерно в 45 городах (в порядке наказания представителей сословия шэньши); согласиться на расквартирование иностранных войск в Пекине.

Реформы после Боксерского восстания. Безрассудство цинской династии подорвало ее престиж, в то время как иностранные державы добились еще большего участия в китайских делах. В то же время катастрофа ускорила рождение второго реформаторского движения, на этот раз санкционированного самой вдовствующей императрицей. За период с 1901 по 1908 династия объявила о проведении целого ряда реформ в сфере образования, военного дела и административного управления, многие из которых напоминали реформы «100 дней» (1898). Сначала были основаны новые школы по подготовке к сдаче усовершенствованных экзаменов на замещение гражданских должностей, однако в 1905 сама экзаменационная система была полностью отменена. В столичной провинции происходили формирование и боевая подготовка новых армейских частей. Разрабатывался план создания национальной армии. В Пекине были образованы новые министерства и составлен проект нового кодекса законов. Началась работа по составлению бюджета. Самый непосредственный и всеобъемлющий эффект имели реформы в области образования и военного дела. Создание «новой армии» отражало растущий авторитет военных профессий. Все большее число офицеров и солдат теперь владели грамотой, а рост патриотических настроений и повышение окладов стимулировали поступление на армейскую службу. Революционное значение имела отмена экзаменов для поступления на гражданскую службу.

Распространение революционных настроений. По иронии судьбы, все меры, направленные на укрепление династии, ускорили ее падение, поскольку националистические идеи и стремление к модернизации, оформлению и росту которых способствовали реформы, наглядно высветили несоответствие цинского правительства требованиям современности. Учеба китайских студентов в Японии, организованная при поддержке правительства и ставшая возможной как для гражданских, так и для военных лиц, способствовала распространению среди китайской молодежи революционных идей политических эмигрантов и западных веяний. В 1903 в городах, расположенных вдоль р.Янцзы, образовались революционные антиманьчжурские кружки. Китайское студенчество в Токио сплотилось воедино, сформировав в 1905 «Революционную Объединенную Лигу», номинальным лидером которой стал Сунь Ятсен.

Тем временем вслед за русско-японской войной 1904–1905 стало набирать силу движение за реформу конституционного устройства: победа Японии свидетельствовала о превосходстве конституционной формы правления над абсолютизмом. Под давлением шэньши и студенческих обществ императорский двор в 1908 заявил о планах создания совещательных провинциальных комитетов, а через два года – Всекитайской консультативной ассамблеи. В 1917 планировалось ввести конституцию и парламентское правление.

К 1910, через два года после смерти Цыси и таинственной смерти императора Гуансюя, революционная активность достигла невиданного размаха. В условиях, когда императорский трон занимал совсем еще ребенок, Сюань-тун (Пу И, 1909–1911), а маньчжурские принцы боролись за власть друг с другом, восстания в Кантоне и других городах Китая посеяли новые сомнения в законности властных полномочий династии Цин. Даже некоторые консерваторы из числа шэньши пришли к выводу, что концепция «прав народа» более правомочна, чем «мандат неба». Тем временем шэньши организовали движение за ликвидацию концессий западных держав на железные дороги, которое достигло своей кульминации в середине 1911. Вскоре после этого началась революция. Ее инициаторами выступили радикалы (в том числе студенты, вернувшиеся из Японии), которые проникли в ряды новой армии и получили поддержку со стороны видных шэньши.

Республиканская революция. 10 октября 1911 в Учане провинции Хубэй офицеры и солдаты новой армииподняли восстание. Финансовая поддержка нового революционного режима в Хубэе была обеспечена лидерами провинциальной ассамблеи, которая к тому времени все более активно участвовала в правительственных делах. К декабрю революционные выступления аналогичного характера распространились в 14 провинциях, хотя боевые действия велись лишь в нескольких районах. 29 декабря 1911 Сунь Ятсен (незадолго до того вернувшийся из США) был избран временным президентом Китайской Республики. Революционерам противостояли мощные силы Юань Шикая, бывшего главного военного советника Цыси. Юань вернулся ко двору после вынужденной отставки, последовавшей в 1909 вслед за смертью вдовствующей императрицы. Именно он организовал отречение маньчжурской династии от престола и путем ряда махинаций вынудил Сунь Ятсена передать ему президентские полномочия. Хотя Юань клялся соблюдать конституцию, составленную революционерами, он не выполнил своих обещаний и предал революцию. При Юань Шикае Китай добился признания со стороны великих держав. Однако новому правительству предстояло решить множество проблем. Серьезная социальная напряженность и разложение административного аппарата, характерные для Китая 19 в., усилились, в то время как растущая мощь Японии и непредсказуемые столкновения в Европе продолжали усугублять и без того ненадежное международное положение Китая.

РЕСПУБЛИКАНСКИЙ КИТАЙ: 1912–1949

Юань Шикай искусно маневрировал между революционерами и вдовствующей императрицей Лун Юй и заручился согласием последней отречься от трона в пользу малолетнего императора. Отречение состоялось 12 февраля 1912, и «Срединное государство», в течение 22 веков бывшее империей, превратилось в республику. И хотя до того времени революционеры уже избрали Сунь Ятсена, лидера общества Тунмэнхой (Революционная Объединенная Лига) временным президентом республики, в марте 1912 Юань Шикай принял на себя полномочия временного президента Китайской Республики.

Республика под властью Юань Шикая. Тунмэнхой объединился с несколькими малыми политическими партиями и превратился в партию Гоминьдан (Национальную партию). Был введен институт правления страной в форме парламента и кабинета министров. Однако реального согласия в вопросе о будущих формах властных структур в Китае практически не было.

Существовало лишь общее соглашение о том, что страна в своем дальнейшем развитии должна стремиться к процветанию и превращению в державу мирового уровня. В результате унизительных поражений, которые понесла страна в ее конфронтации с западными державами, ей была навязана система экстерриториальности, которая предоставляла другим государствам и их гражданам особые права и привилегии на китайской территории. Китайские националисты стремились к тому, чтобы Китай освободился от официальных ограничений, налагаемых на него «неравноправными договорами», и вновь обрел полный суверенитет. Они также пришли к общему согласию, что страна должна преодолеть состояние экономической отсталости путем модернизации экономики.

Юань Шикай был сторонником сохранения политических традиций и не верил в республиканский путь развития Китая. После того как Юань был формально утвержден на посту президента, он возглавил кампанию, нацеленную на провозглашение его императором (1915). Однако этот проект не отвечал духу времени и сложившейся в стране обстановке. Несколькими месяцами ранее Япония вынудила правительство Юань Шикая согласиться на принятие выдвинутых ею «двадцати одного требования», которые включали передачу ей бывших германских владений на Шаньдунском полуострове, получение приоритетных прав на экономическое освоение Маньчжурии и Монголии, контроль над самыми крупными каменноугольными бассейнами в Китае и, наконец, запрещение другим странам получать какие-либо новые концессии в Китае. Согласие Юаня на эти унизительные требования было воспринято представителями растущих националистических сил как оскорбление, и законодательные органы отказались ратифицировать подписанные президентом договоры. Другой проблемой, вставшей перед Юань Шикаем, была псевдоавтономия и амбиции различных местных военных лидеров, которые после революции закрепились в законодательных органах провинций. Когда Юань заявил о своем намерении занять «трон дракона», недовольные военные деятели сначала заставили его отложить осуществление этого плана, а затем отказаться от него вовсе. Первый президент Китая умер в июне 1916, так и не удовлетворив своих монархических амбиций.

Эра милитаристов. Уход Юань Шикая из жизни привел к серьезным изменениям в политической ситуации. Процесс политического размежевания достиг апогея, и началась «эра милитаристов», во время которой различные военачальники соперничали между собой в борьбе за власть. За короткое время целая серия претендентов на власть побывала на ведущих государственных постах в Пекине.

В результате сложной политической комбинации 14 августа 1917 Китай объявил войну Германии. Премьер Дуань Цижуй полагал, что вступление Китая в войну поможет укрепить влияние Китая в Азии. Однако его надежды не оправдались. На Версальской мирной конференции 1919 все особые права Германии на п-ове Шаньдун были переданы Японии.

Положения Версальского договора настолько возмутили интеллигенцию Китая, что в 1919 она призвала сначала академические круги, а затем и буржуазию «открытых» портов к проведению массовых демонстраций протеста и бойкота, направленных против империалистической политики. Эти действия получили название «Движение 4 мая». Китайский национализм облачился в новые одежды. Помимо этого, в 1919 все возрастающее влияние на китайских интеллектуалов стала оказывать революция в России. Политическое мышление все в большей степени склонялось к радикализму, а оппозиция обретала сильные организационные формы. В июле 1921, в значительной степени по инициативе двух профессоров Пекинского университета – Чэнь Дусю и Ли Дачжао, китайские интеллигенты создали в Шанхае Коммунистическую партию Китая. Чэнь стал ее первым генеральным секретарем. Одним из молодых последователей Ли Дачжао стал Мао Цзэдун.

В это время вновь вернулся к активной политической деятельности Сунь Ятсен. Завершив свое вынужденное пребывание в Японии во время правления Юань Шикая, он в 1919 вдохнул новую жизнь в Гоминьдан и в 1920–1922 предпринял неудачную попытку создания политической базы оппозиции в Кантоне. В январе 1923 Сунь встретился в Шанхае с советским дипломатом А.А. Иоффе. Они опубликовали совместное коммюнике, которое, по существу, означало союз СССР с китайской оппозицией.

Альянс Гоминьдана с коммунистами. Сунь Ятсен вернулся в Кантон и направил своего молодого военного помощника Чан Кайши в Москву. Целью этой миссии было развитие отношений, начало которым было положено на встрече Суня с Иоффе. Москва направила в Китай в качестве личного советника Сунь Ятсена М.М. Бородина (Грузенберга). Сунь перестроил Гоминьдан по образцу советской компартии, и в январе 1924 реорганизованный Гоминьдан созвал в Кантоне свой первый съезд. Съезд принял программу, в которой содержался призыв к союзу с СССР и сотрудничеству с китайской компартией. Сунь Ятсен предложил уточненную и более радикальную формулировку своих «трех народных принципов»: национализм, народное благоденствие и народовластие. Принцип «народного благоденствия» интерпретировался как борьба с феодализмом, направленная против милитаристов и военных, тесно связанных с классом землевладельцев. Принцип «национализма» в практическом преломлении превратился в лозунг «антиимпериализма». На своем третьем съезде (1923) компартия Китая согласилась с тем, что Гоминьдан должен стать «центральной силой» революции и осуществлять общее руководство ее ходом. Согласие по этому вопросу легло в основу коалиции двух партий, которые договорились и о главной ближайшей цели – свержении правительства милитаристов в Пекине.

В конце 1924 в результате переворота в Северном Китае власть захватили военные лидеры из Маньчжурии. Сунь Ятсен еще раньше договорился с Чжаном Цзолинем и Дуанем Цижуем об «альянсе» и в декабре 1924 направился на север, объявив своей целью переговоры о всестороннем политическом урегулировании. Однако, не успев вернуться домой, он умер в Пекине в марте 1925.

Укрепление позиций Чан Кайши. 1 июля 1925 революционный режим в Кантоне объявил о своем официальном преобразовании в Национальное правительство Китая. Смерть Сунь Ятсена повлекла за собой борьбу за место его преемника. В середине 1926 контроль над основными властными структурами режима установил Чан Кайши – начальник Военной школы Вампу, созданной при помощи Советов.

Северный поход. В июле 1926 кантонская революционная армия во главе с Чан Кайши предприняла долго готовившийся «северный поход» против милитаристов. 30 мая 1925 полиция шанхайского международного сеттльмента открыла огонь по демонстрантам, убив 12 китайских студентов, что вызвало новый всплеск ненависти к иностранцам. По мере своего продвижения силы националистов завоевывали все большее число приверженцев и смогли быстро достичь своей первой цели – закрепиться в районе среднего течения р.Янцзы. К концу 1926 националистическое правительство переехало из Кантона в Ухань, расположенный на берегах р.Янцзы. К марту 1927 революционная армия установила контроль над Шанхаем и Наньцзинем (Нанкином).

Чистка коммунистов. После этого в апреле Чан Кайши провел кровавую чистку коммунистов в Шанхайско-Нанкинском районе. Это был прямой вызов националистическому правительству в Ухани, которое по-прежнему действовало на основе сотрудничества левого крыла Гоминьдана с коммунистами. Коммунисты приступили к формированию собственных вооруженных сил, но было слишком поздно, и левый Гоминьдан в Ухани, в свою очередь, начал кампанию чистки, направленную против коммунистов. Хотя коммунисты и предприняли ряд попыток организации военных выступлений в Южном Китае, однако к концу 1927 они были вынуждены отступить. Остатки коммунистов нашли убежище в горных районах Юга либо укрылись на территориях иностранных концессий в Шанхае. Тем временем Бородин и другие российские советники возвратились в Советский Союз, а правительство левого крыла Гоминьдана в Ухани прекратило свое существование.

Конец пекинских милитаристов. Еще раньше Чан Кайши сформировал в Нанкине националистическое правительство, в которое вошли и некоторые представители бывшего уханьского режима. После нескольких месяцев калейдоскопических перемен в январе 1928 националистический режим, возглавлявшийся Чан Кайши, вновь начал активно функционировать в Нанкине. В апреле армия «северного похода», теперь состоявшая из войск четырех ведущих военачальников, включая Чана, вновь стала продвигаться на север. Чжан Цзолинь отступил в Маньчжурию, но на подходе к Шэньяну (Мукден) он был убит японцами. Таким образом, в июне 1928 режим милитаристов в Пекине прекратил свое существование.

Правительство Гоминьдана. Националистическое правительство в Нанкине 10 октября 1928 трансформировалось в Национальное правительство Китая. Этот новый режим официально оформился в виде однопартийной диктатуры Гоминьдана.

Республика унаследовала отсталую экономику, причем начиная с 1912 экономическая ситуация еще более ухудшилась. По-прежнему была слабо развита тяжелая промышленность. Что же касается легкой промышленности, то, хотя она и выросла за годы Первой мировой войны, большая ее часть находилась в руках иностранного капитала. Национальная транспортная сеть не отвечала потребностям экономического роста. Серьезного пересмотра требовала существовавшая система землевладения. Значительные районы страны по-прежнему страдали от голода. Сельское хозяйство, эта основа благополучия нации, находилось в состоянии стагнации.

Однако настоятельно необходимой перестройки так и не произошло. При Чан Кайши реформа социальной структуры, предусмотренная третьим принципом программы Сунь Ятсена («народное благоденствие»), была предана забвению. Националистическое руководство ориентировалось главным образом на развитие городов и поддержку промышленных и финансовых слоев общества. Что же касается сельских районов, то симпатии Нанкина целиком находились на стороне крупных землевладельцев. Хотя гоминьдановский режим и выдвинул ряд значительных социальных проектов, планы реализации последних и соответствующие законы, вступавшие в противоречие с личными интересами, редко осуществлялись на практике.

Чан Кайши оценивал складывавшуюся в стране ситуацию с позиций военного деятеля. Своей первоочередной задачей он считал политическое объединение страны. В 1929 и 1930 Чан Кайши вел военные действия против других националистических лидеров. В мае 1931 произошло повторение ситуации, сложившейся на раннем этапе националистического движения: националистические фракции Гуанси и Гуандуна объединились и сформировали в Кантоне сепаратистское правительство.

Японские завоевания в Китае. Еще в 1928 Япония ясно дала понять, что не потерпит никакого ущемления своих прав в Китае. Националисты попытались захватить принадлежавшую СССР Китайско-восточную железную дорогу в Маньчжурии и, потерпев сокрушительное поражение, перешли к тактике внезапных маломасштабных акций. 18 сентября 1931 японская Квантунская армия нанесла удар под Шэньяном и начала быстрое продвижение в Маньчжурию. 1 марта 1932 Маньчжурия была объявлена новым «независимым» государством Маньчжоу-го.

Национальное правительство не оказало японской экспансии никакого сопротивления. Нанкинский режим избегал прямой конфронтации с японцами, даже когда их войска вступили на территорию провинции Жэхэ, а затем во Внутреннюю Монголию и начали оказывать давление на Северный Китай.

Гражданская война между Гоминьданом и коммунистами. После 1927, используя недовольство крестьян, коммунисты создали в горных районах провинции Цзянси «Красную армию», которая в 1930 начала наступление в районе р.Янцзы. Хотя Нанкин предпринял целую серию кампаний по подавлению этих формирований, он не сумел погасить коммунистическое восстание, которое приобретало все больший размах в сельских местностях. В то же время компартия Китая потерпела полное фиаско в попытках восстановить свое влияние в среде городских рабочих. Вместо того, чтобы давать отпор японцам, Нанкин продолжал борьбу с революционерами и в результате пятой кампании по «подавлению бандитов» в 1933–1934 замкнул плотное кольцо окружения вокруг района дислокации базы коммунистических войск в Цзянси. В октябре 1934 коммунисты прорвались сквозь это кольцо и начали свой эпический «Великий поход» в Северо-западный Китай. Через год, значительно поредев во время похода длиной в 9600 км, коммунистические отряды нашли убежище в отдаленной части провинции Шэньси, где и основали новую базу.

Чан Кайши предложил уничтожить коммунистов в этом пустынном уголке Китая, используя в качестве составной части экспедиционных войск дислоцировавшуюся в Шэньси маньчжурскую армию Чжан Сюэляна. Однако Чжан, движимый духом национализма, установил тайные контакты с коммунистами. Когда Чан Кайши в декабре 1936 прибыл в Сиань, чтобы контролировать ход подготовки к началу заключительной, шестой кампании по «подавления бандитов», он был захвачен и взят под стражу Чжаном и другим генералом – Ян Хучэном.

На пути к созданию единого фронта. В Сиани к Чан Кайши было выдвинуто несколько требований, важнейшим из которых было прекращение гражданской войны. После весьма сложных политических переговоров Чан Кайши был освобожден. В декабре 1936 коммунисты переместили свой штаб в Яньань. Шестая кампания по «подавлению бандитов» не состоялась. 7 июля 1937, когда японцы атаковали маленький городок Ваньпин в окрестностях Пекина, началась 2-я китайско-японская война.

21 августа Нанкин заключил с Москвой пакт о ненападении, и вскоре Советский Союз начал оказывать материальную поддержку националистическому правительству в его «войне сопротивления» против Японии. В сентябре националисты и коммунисты открыто объявили о своем примирении в целях сотрудничества в рамках единого фронта борьбы против иностранной агрессии.

Китайско-японская и Вторая мировая война. Пассивность националистов. Стратегия националистов в войне против Японии заключалась в сдаче пространства ради выигрыша времени. Предполагалось, что Япония рано или поздно столкнется с другой великой державой. В этот начальный период националистические войска большей частью отступали. Националистическое правительство эвакуировалось из Нанкина, который пал в декабре 1937, и после кратковременной остановки в Ухани восстановило свое функционирование в 1938 в г.Чунцине провинции Сычуань, который стал постоянной столицей Китая на период войны.

Японцы, укрепившись в стратегически важных пунктах и на линиях коммуникаций на севере, востоке и юге, прекратили крупные военные операции. Они экономили силы в уверенности, что гнетущее патовое положение вынудит националистическое правительство заключить политический компромисс, равноценный поражению. Националисты не имели ничего против японской стратегии пассивности и, со своей стороны, отсиживаясь в Чунцине и вооружаясь, ждали развязки.

Вступление США в декабре 1941 во Вторую мировую войну послужило для Чан Кайши подтверждением дальновидности его стратегической линии опираться на других в борьбе с Японией. Он отвергал настойчивые призывы американцев к более активному участию националистов в войне.

В 1944 националисты хорошо проявили себя во второй бирманской военной кампании. Однако тогда же китайцы потерпели сокрушительное поражение от японцев, совершивших молниеносный поход через Центральный Китай на юг.

Коммунистическое сопротивление и революция. По мере ослабления позиций националистов силы коммунистов возрастали. Коммунисты не получали вооруженной помощи из Советского Союза, а с 1941 – денег и вооружения, которыми националистов еще более щедро, чем Советский Союз, снабжали США. Однако в «освобожденных районах», находившихся под их контролем, они делали упор на экономию, дисциплину, организованность и сопротивление японской агрессии. Коммунисты совершали налеты на японские передовые посты и, заручившись поддержкой крестьянства, вели подрывную деятельность в тылу японских войск. К концу войны под их контролем находилась уже территория в 647 500 кв. км с населением 90 млн. человек.

Окончание гражданской войны. Победа коммунистов. Капитуляция Японии во Второй мировой войне, объявленная в августе 1945, не привела к заключению каких-либо соглашений между националистами и коммунистами относительно будущего устройства Китая. Сразу же по окончании войны с Японией как националисты, так и коммунисты начали укреплять свои позиции в ранее оккупированных Японией районах, за чем последовали и военные столкновения. Националисты быстро расширили свой контроль в Северном Китае и затем, в ноябре, двинулись в Маньчжурию. В декабре в Китай прибыл американский генерал Джордж К.Маршалл, которому президент США Гарри Трумэн дал весьма щекотливое поручение выступить посредником между воюющими сторонами. Маршалл добился заключения перемирия, которое было подписано 10 января 1946, а 31 января на Всекитайской политической конференции было достигнуто соглашение об установлении в Китае нового политического порядка.

Однако американские военные поставки, а также экономическая и финансовая помощь, по-прежнему направлялись лишь одной стороне – националистам. Это убедило Чан Кайши в том, что с американской поддержкой националисты смогут одержать победу над коммунистами. Поэтому политическое соглашение от 31 января оказалось недолговечным. Когда 30 июня 1946 срок перемирия истек, вооруженный конфликт был возобновлен и разгорелась широкомасштабная гражданская война. Войска националистов, проведя наступательные операции в 1946, расширили свой контроль в Северном Китае, а затем, в ноябре, двинулись на территорию Маньчжурии. Народно-освободительная армия (НОАК), как правило, избегала решительных столкновений со своим лучше вооруженным противником и придерживалась тактики маневренной войны, главной целью которой был в то время подрыв линий коммуникаций националистических войск.

В начале 1947 по мере нарастания числа ударов НОАК в Маньчжурии в ходе гражданской войны стал обозначаться перелом. В середине сентября американская делегация, возглавлявшаяся генерал-лейтенантом Альбертом Ведемейером, доложила, что «реакционное руководство, репрессии и коррупция» Гоминьдана подорвали среди населения веру в правительство, китайская экономика находится в стадии развала, а военная ситуация в Китае изменилась в пользу НОАК.

События быстро подтвердили пророческий характер доклада Ведемейера: в течение 1948 НОАК одерживала одну победу за другой. Наконец, в ходе сражения, длившегося с середины сентября до начала ноября, коммунисты разгромили мощную маньчжурскую группировку националистов и установили контроль над всем регионом, а также овладели громадными запасами поставленного американцами военного снаряжения. За этим сражением последовало другое, на этот раз в Восточном Китае, в районе между рекой Хуайхэ и Лунхайской железной дорогой. Хуайхэйская битва, в которой с обеих сторон приняло участие свыше 1 млн. человек, имела решающее значение для боевых действий в целом. Сокрушительное поражение националистов в этом сражении, завершившемся в январе 1949, подорвало остатки той веры в националистов, которую еще питала некоторая часть населения.

21 января 1949 Чан Кайши ушел в отставку с поста президента, на который он был избран годом раньше. Его место занял вице-президент Ли Цзунжэнь. Как исполняющий обязанности президента Ли начал переговоры с коммунистами. Националистические войска еще продолжали боевые действия, но преимущественно сдавались в плен. По мере продвижения коммунистических войск националисты переносили свою столицу из Нанкина в Кантон, затем в Чунцин и, наконец, в декабре, в Тайбэй на о.Тайвань. Ли Цзунжэнь ушел в отставку и отбыл в США на лечение, а Чан Кайши в марте 1950 взял в свои руки бразды правления националистическими силами на Тайване и дал слово вернуть власть над континентальной частью страны.

Тем временем 1 октября 1949 в Пекине одержавшие победу коммунисты, руководимые лидером КПК Мао Цзэдуном, сформировали Центральное народное правительство, которое должно было управлять новым государством – Китайской Народной Республикой.

КОММУНИСТИЧЕСКИЙ КИТАЙ: ОТ НОВОЙ ДЕМОКРАТИИ К СОЦИАЛИЗМУ

В 1949 коммунисты получили в наследство разрушенную войной экономику и уставший от войны народ, поддержку которого им еще предстояло завоевать. Их победа в гражданской войне в немалой степени стала результатом убеждения интеллигенции, среднего класса и, наконец, крестьянства в том, что «Гоминьдан является худшим из всех зол». У коммунистов на начальном этапе было преимущество, которого не имел Гоминьдан в 1928: на территории континентального Китая не существовало сколько-нибудь значительной вооруженной оппозиции их правлению.

Первое десятилетие политики новой демократии. Конечными целями новой власти были провозглашены социализм и коммунизм. Однако прежде, по мнению Мао Цзэдуна, Китай должен был пройти этап «диктатуры народной демократии» на базе коалиции четырех классов: рабочих, крестьян, мелких собственников и национальной буржуазии. В международных делах Китай сделал ставку на Советский Союз. Это означало признание, по меньшей мере на какое-то время, лидерства СССР в международных вопросах. Однако, что касается тактики, то Мао был твердым сторонником перманентной «борьбы» и противостояния сил, полагая, что лишь этим путем можно двигаться вперед к заветной цели.

Многие из задач общенационального характера были уже решены. Япония была разбита. Последние остатки экстерриториальности исчезли еще в 1943. На западе власть Пекина распространилась до Синьцзяна (Китайский Туркестан) включительно. В 1951 китайские войска оккуировали Тибет, уклонявшийся от подчинения Китаю с 1912. Несмотря на то, что провинция Тайвань оставалась под властью Гоминьдана, а Внешняя Монголия в 1924 трансформировалась в Монгольскую Народную Республику, находившуюся под покровительством СССР, Пекин мог с гордостью заявить, что «Китай поднялся на ноги».

Новая власть Китая решительно взялась за решение сложной проблемы восстановления экономики страны. Вскоре после перераспределения земельных угодий, в процессе которого место «землевладельцев» заняли «крестьяне-индивидуалисты», партийное руководство взяло курс на коллективизацию. Проводились кампании чисток, направленные против преступных элементов в партии и «антиобщественных» буржуазных привычек.

Приступив к решению новых задач в сфере международных отношений, в феврале 1950 Китай заключил договор с СССР сроком на 30 лет, предусматривавший экономическое сотрудничество и совместную оборону на случай возникновения военной угрозы со стороны Японии либо другой союзной с Японией страны. Когда китайские «добровольцы» в октябре 1950 совершили крупномасштабное вторжение в Корею, Советский Союз обеспечил Китай военными поставками для ведения боевых операций.

В 1954 в качестве нового шага в направлении политической консолидации было созвано Всекитайское собрание народных представителей, на котором была принята первая конституция страны. В соответствии с этим документом Китай определялся как «государство народной демократии, руководимое рабочим классом...».

Работа по восстановлению экономики в основных чертах была завершена к концу 1952, и с 1953 Китай перешел к выполнению 1-го пятилетнего плана. Советский Союз согласился оказать содействие в сооружении 141 индустриального предприятия и в 1954 предоставил Китаю кредит в размере 300 млн. долл., а в 1958 году – новый кредит в 130 млн. долл.

В 1954, с поражением французов в Индокитае, Пекин предпринял военные акции против позиций националистов в Тайваньском проливе, ставя в качестве конечной цели свержение правительства Тайваня. В декабре 1954 Соединенные Штаты и националисты подписали договор о взаимной совместной обороне, а в январе 1955 американский Конгресс принял резолюцию, предоставившую право президенту США принимать военные меры для защиты Тайваня и Пескадорских островов (Пэнхуледао). В апреле на конференции стран Азии и Африки в Бандунге премьер Чжоу Эньлай заявил о приверженности Китая принципам мирного сосуществования и предложил провести китайско-американские встречи на уровне послов для смягчения напряженности в отношениях двух стран. Китайско-американский кризис был разрешен, однако обязательства США перед националистами получили законодательное оформление.

1-й пятилетний план КНР был выполнен в 1957. Были достигнуты значительные успехи в области индустриализации. Вместе с тем, рост производства сельскохозяйственной продукции отставал от возраставших потребностей в сырье для легкой промышленности, экспорта и продвольствия. В начале 1958 было объявлено, что в течение последующих трех лет страна должна совершить «большой скачок» в области экономики.

Началась лихорадочная гонка по сооружению местных фабрик, цехов, дворовых доменных печей по выплавке чугуна и стали. Были построены и запущены в эксплуатацию сотни тысяч мелких предприятий. Кроме того, 740 000 сельскохозяйственных кооперативов были объединены в 26 425 коммун, представлявших собой административные и экономические единицы, в которых уже с самого начала отсутствовало какое-либо право на частное владение землей.

В конце 1958 правительство сообщило о громадном приросте производства чугуна и стали, нефти, электроэнергии и зерна. На самом же деле в связи с широкомасштабной реорганизаций экономики и громадным отвлечением материальных ресурсов и рабочей силы, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве имел место серьезный дисбаланс, а в транспортной системе вообще царил хаос. Поскольку идея достижения «золотого века» принадлежала Мао Цзэдуну, в декабре было объявлено о его уходе с поста председателя (главы государства) КНР. В апреле 1959 на этот пост был избран Лю Шаоци.

Перед новым правительством встали очень серьезные задачи. К ошибкам в управлении добавились неблагоприятные погодные условия. Производство зерна упало со 190 млн. т (по оценочным данным) в 1958 до примерно 155 млн. т в 1960. Советский Союз отнесся к «большому скачку» критически, хотя и согласился на поставки в Китай в 1959-1967 различных товаров на сумму 1,25 млрд. долл.

В том же 1959 в структурах центральной власти произошли изменения, оказавшие большое влияние на будущее китайской внутренней и внешней политики. В августе на партийной конференции в августе министр обороны Пэн Дэхуай выступил с критикой политики Мао Цзэдуна. В разгоревшейся дискуссии Мао одержал верх, и Пэн Дэхуай был смещен с поста министра. Вместо него этот пост занял Линь Бяо.

Китайско-советский раскол. Весной 1960, призвав к более радикальной антиимпериалистической стратегии, Китай подверг критике идеологические позиции советского премьера Н.С.Хрущева. В июле и августе 1960 СССР отозвал своих технических специалистов и других советников из Китая и аннулировал экономические соглашения. Попытки урегулировать возникшие разногласия закончились в июле 1963, когда партийные делегации двух стран на встрече в Москве не смогли найти точек соприкосновения в китайской и советской позициях.

Отныне предполагалось, что Китай должен развивать свою экономику, «опираясь на собственные силы», а во внешней политике следовать самостоятельным курсом. Китай обратил свои взоры на «третий мир», объединяющий слаборазвитые страны. Естественным следствием этого курса явилось появление стратегии, существо которой раскрыл Линь Бяо в опубликованной им в сентябре 1965 статье «Да здравствует победа народной войны!». В ней Линь изобразил слаборазвитые страны в качестве «мировой деревни», окружающей и побеждающей в революционной борьбе мировой «город» – индустриально развитые страны Северной Америки и Западной Европы. Самого себя Китай рассматривал как лидера этого революционного движения.

Культурная революция. Появление статьи Линь Бяо совпало с возникновением новых противоречий внутри аппарата КПК. Несколько ранее Мао Цзэдун в сентябре 1965 на пленуме ЦК КПК выступил с предложением, чтобы партия усилила борьбу против «реакционной идеологии», т.е. против тех, кто не приемлет положений маоистской доктрины. При голосовании его предложение не прошло, и Мао попытался сосредоточить всю полноту власти в своих руках. При поддержке Линь Бяо Мао начал создавать новое движение, нацеленное на свержение Центрального Комитета. В августе 1966 на пленуме Центрального Комитета КПК Мао и Линь подняли занавес «великой пролетарской культурной революции». Одной из целей этой кампании была травля деятелей культуры, связанных с буржуазным прошлым страны, с целью добиться идеологического преобразования общества. Другой объявленной целью было ведение борьбы «с теми элементами внутри партии, которые облечены властью и следуют по капиталистическому пути».

Для достижения поставленных Мао целей были мобилизованы сначала «красные охранники» (хунвэйбины) из числа молодежи, затем «революционные бунтари» (цзаофани) с заводов и фабрик и, наконец, НОАК. Этот «шабаш» был самой крупной из всех организованных Мао политических акций и свирепствовал в стране на протяжении двух полных лет. С занимаемых постов были сняты крупнейшие партийные и государственные деятели, в том числе старый соратник Мао Цзэдуна – Лю Шаоци, ранее сменивший Мао на посту главы государства. Оппозиция внутри партии была полностью уничтожена, но и сама партия в значительной степени оказалась дезорганизованной, а значительные секторы правительственного аппарата управления вообще перестали функционировать. Единственной дисциплинированной и дееспособной силой в стране оставалась НОАК, и ее авторитет соответственно вырос. НОАК помогла поддержать жизнеспособность сельскохозяйственного производства. Однако как транспорт, так и промышленность понесли большой урон в результате сбоев в производственной деятельности. Отношения Китая с другими странами, как коммунистическими, так и некоммунистическими, серьезно осложнились.

Пролетарская диктатура. К середине 1968 беспорядки в стране достигли такого масштаба, что армии было приказано нейтрализовать «красных охранников». Большая часть бунтовавшей молодежи была выслана в сельскохозяйственные районы. В апреле 1969 состоялся 9-й съезд КПК, официально провозгласивший окончание «культурной революции». Съезд принял новый Устав партии, в котором констатировалось, что Китай является государством «диктатуры пролетариата». Съезд провозгласил Линь Бяо заместителем председателя партии и преемником Мао Цзэдуна. Для придания решениям 9-го съезда законной силы тербовалось созвать новый представительный орган. Помимо этого, существовала необходимость создания новых жизнеспособных органов для осуществления пролетарской диктатуры.

Однако реформирования требовали не только органы управления. Были серьезно подорваны дисциплина, народная вера в непогрешимость руководства партии, а также инициативность партийных кадров, правительственных чиновников, деятелей образования и т.п. Было объявлено, что 4-я сессия ВСНП будет созвана в 1971, однако вместо этого в сентябре 1971 Линь Бяо, «ближайший соратник и преемник Мао», совершил попытку государственного переворота. Согласно сообщениям, он погиб в результате крушения самолета, на котором пытался бежать в Советский Союз. В ЦК партии и Политбюро была проведена новая чистка.

Серия пограничных конфликтов с Советским Союзом достигла своего апогея в марте 1969. В сентябре председатель Совета министров А.Н.Косыгин и премьер Чжоу Эньлай на встрече в Пекине договорились о мерах по ослаблению напряженности, и страны возобновили дипломатический и торговый обмен, хотя и в значительно меньшем масштабе, чем в 1950-е годы. Китай вновь вернулся к проведению курса Бандунга на мирное сосуществование, вернул своих послов в страны их аккредитации, и в период с октября 1970 по октябрь 1971 получил дипломатическое признание со стороны еще 14 государств. Генеральная ассамблея ООН лишила делегацию китайских националистов ее места в ООН в октябре 1971 и передала его представителям Пекина. Теперь Китай находился в состоянии «мирного сосуществования» со всеми тремя охватывающими его «кольцом» державами: Советским Союзом, США и Японией.

10-й съезд КПК, состоявшийся в августе 1973, не смог восстановить порядок в стране после раздоров, свирепствовавших в течение восьми лет. Вместо этого маоисты развязали еще одну кампанию, на этот раз направленную против «реакционной» политической философии Конфуция и Линь Бяо. Тем не менее в январе 1975 под руководством Чжоу собралась давно откладывавшаяся 4-я сессия ВСНП. Была одобрена новая конституция и намечены меры по обеспечению законной преемственности на важных политических постах.

Испытание на прочность радикальных и умеренных политиков в партийной иерархии произошло после смерти Чжоу Эньлая в январе 1976. Первый заместитель премьера Дэн Сяопин, подвергшийся преследованиям в 1966 и реабилитированный в 1973, был первым претендентом на пост премьера. Однако после вмешательства Мао Цзэдуна исполняющим обязанности премьера стал не Дэн, а малоизвестный Хуа Гофэн, и в апреле Дэн Сяопин во второй раз стал жертвой чистки. 9 сентября 1976 Мао умер, и месяцем позже Хуа молниеносным ударом сверг лидеров радикальной фракции – четырех членов Политбюро (в том числе жену Мао – Цзян Цин), которых теперь заклеймили как «банду четырех».

Режим Хуа Гофэна провел широкую чистку радикалов, быстро начав закладывать основы крупномасштабной политической и экономической реорганизации. В июле 1977 Центральный Комитет партии утвердил Хуа на его втором посту как председателя партии, и восстановил Дэна на всех его прежних постах. На 11-м партийном съезде в августе 1977 новая руководящая группа сплотилась в триумвират в лице Хуа, Дэна и маршала Е Цзяньина.

Новый курс. На первой сессии ВСНП пятого созыва, состоявшейся в начале 1978, была формально закреплена переориентация правительственного политического курса в постмаоистский период. На съезде КПК Хуа Гофэн раскрыл содержание грандиозного 8-летнего плана экономического развития. Одновременно происходили перемены и в области внешней политики. В августе 1978 между Китаем и Японией был заключен договор о мире и дружбе, а в декабре Соединенные Штаты объявили, что они (с 1 января 1979) распространяют свое дипломатическое признание на Китайскую Народную Республику. После установления китайско-американских дипломатических связей в политику Китая были внесены коррективы, в соответствии с которыми «империалистические» Соединенные Штаты допускались к участию в широком объединенном фронте против «гегемонистского» Советского Союза.

Действия во внешнеполитической сфере определялись также и характером более узких китайских интересов. В связи с политическими разногласиями Китай в середине 1978 прекратил оказание какой-либо помощи Вьетнаму. В начале 1979, ссылаясь на случаи нарушения границ со стороны Вьетнама, было предпринято крупное военное вторжение на вьетнамскую территорию. Однако китайские войска оказались не в состоянии добиться решающей победы, и в марте 1979 эта операция завершилась выводом китайских войск.

Вскоре после окончания вьетнамской авантюры наметился рост напряженности в китайско-американских отношениях по вопросу о статусе Тайваня. Правительство США признало КНР «единственным законным правительством Китая», согласившись с тем, что Тайвань является частью территории Китая, однако по вопросу о возвращении Тайваня под власть Китая согласие достигнуто не было. В апреле 1979 Конгресс США принял Закон об отношениях с Тайванем, согласно которому США брали на себя обязательство снабжать Тайвань «вооружениями оборонительного характера» и предостерегали Китай о недопустимости «любых попыток (КНР) определять будущее Тайваня не мирным, а каким-либо иным путем».

В 1980 Хуа Гофэн ушел в отставку с поста премьера, передав свои полномочия Чжао Цзыяну. Вместе с Хуа в отставку ушли семь его заместителей, включая Дэна. При этом Дэн сохранил за собой пост председателя Военного совета ЦК партии (и государства) и тем самым сохранил свою власть. В 1981 на посту главы партии Хуа Гофэна сменил Ху Яобан.

Под руководством Дэн Сяопина, Ху Яобана и Чжао Цзыяна Китай вступил на путь быстрой модернизации и открытости для всего мира. Ведущим звеном всех перемен была широкомасштабная либерализация в сельском хозяйстве, начавшаяся в 1979. Индивидуальные сельские хозяйства вновь стали основными производителями сельскохозяйственной продукции, и, хотя правительство продолжало централизованные закупки зерна и технических культур, вся прочая продукция фермерских хозяйств и сельских предприятий могла быть реализована на рынке. В городах поощрялось развитие мелкого бизнеса, а контроль над промышленными предприятиями был децентрализован, хотя правительство продолжало устанавливать цены и распределять ресурсы. Стали поощряться внешняя торговля и иностранные инвестиции, а вдоль юго-восточного побережья Китая были созданы «особые экономические зоны», в которых действовали законы свободного рынка.

Все эти реформы оказались поразительно эффективными. В течение 1980-х годов объем валового национального продукта возрастал в среднем на 10% в год. Однако в конце 1980-х годов возник ряд серьезных проблем. Возросшие доходы привели к росту импорта, поэтому начиная с 1985 во внешней торголе Китая образовался значительный дефицит, а внешний долг страны стал быстро увеличиваться. Кроме того, рост стоимости «потребительской корзины», несмотря на официальный контроль над ценами, привел к усилению инфляции. Широкое распространение получила коррупция среди правительственных чиновников и партийных функционеров, которые наживались на выдаче разрешений и лицензий и использовали в личных интересах право контроля за распределением ресурсов.

Начиная с движения «стены демократии» в 1978–1979 студенты и интеллигенция периодически призывали к демократизации политической жизни. Хотя Ху Яобан и Чжао Цзыян проявляли склонность к проведению демократических реформ, Дэн выступил против политической либерализации с той же настойчивостью, с какой он ратовал за либерализацию экономической деятельности, а консерваторы в руководстве неоднократно призывали к подавлению «буржуазного либерализма» и «духовного загрязнения». В январе 1987 после крупных студенческих демонстраций Ху Яобан был вынужден уйти с поста Генерального секретаря ЦК КПК.

13-й съезд партии, состоявшийся в октябре 1987, избрал Генеральным секретарем Чжао Цзыяна. Премьером стал Ли Пэн, противник радикальных реформ. Многие престарелые лидеры номинально ушли в отставку, но сохранили громадное влияние. Председателем КНР стал ветеран из среды военных Ян Шанкунь (1988).

В конце апреля 1989 в связи со смертью Ху Яобана во многих городах страны прошли мощные демонстрации студентов и рабочих, выступавших с требованиями демократизации политической жизни и решительной борьбы с коррупцией. В Пекине объявившие голодовку студенты и их сторонники более месяца занимали площадь Тяньаньмэнь. 4 июня 1989 по указанию Дэн Сяопина, Ян Шанкуня и Ли Пэна армия и полиция начали массовую акцию подавления. По некоторым источникам, на улицах Пекина погибло более 1000 человек, десятки тысяч оппозиционеров были брошены в тюрьмы по обвинению в мятеже, а некоторые казнены. Чжао Цзыян и другие либералы были исключены из партии.

В 1989–1991 прирост объема валового национального продукта замедлился, темпы инфляции снизились, возросла эффективность внешней торговли. В 1992 Дэн Сяопин, совершивший инспекционную поездку на юг страны, настоял на возвращении к высоким темпам развития. В конце 1993 главное лицо в руководстве экономикой, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, вице-премьер Чжу Жунцзи, объявил о введении в действие нового комплекса важных экономических реформ. В их числе были меры по усилению банковской системы, а также кардинальная реформа налоговой системы в целях устранения различий в экономическом положении бедных и богатых регионов.

В 1997 Чжу Жунцзи занял пост премьера Госсовета КНР. Политическая концепция Дэн Сяопина была одобрена XIV съездом КПК, состоявшимся в октябре 1992. Цзян Цзэминь укрепил свои позиции в качестве реального и номинального преемника Дэна: весной 1993 он заменил Ян Шанкуня на посту председателя КНР.

Смерть Дэн Сяопина, последовавшая в Пекине 19 февраля 1997, не привела к сколько-нибудь серьезным политическим коллизиям и переменам курса. На 15 съезде КПК (сентябрь 1997) была подтверждена генеральная линия на проведение последовательной экономической реформы при достаточно жестком сдерживании преобразований в сфере политики и идеологии. Из состава постоянного комитета Политбюро ЦК КПСС в связи с делом о коррупции был выведен бывший мэр Пекина Чэнь Ситун, а в новый состав комитета введен прагматичный сторонник реформ, бывший министр внешнеэкономических связей Ли Ланьцин. Позиции пекинского руководства и лично Цзян Цзэминя еще более упрочились после перехода Гонконга под юрисдикцию Китая.

Коррупция, неравномерность в региональном развитии, высокий уровень безработицы, широкое недовольство населения архаичными методами политического и административного контроля являются для современного Китая серьезными тормозящими и потенциально дестабилизирующими факторами. Однако при всех существующих экономических и внутриполитических проблемах в настоящий момент положение в Китае характеризуется относительной стабильностью, динамичным развитием экономики и высокой степенью доверия со стороны международного сообщества.



IGDA/A. Tessore
АЛТАРЬ НЕБА (Пекин, 1402–1420)



IGDA/M. Bertinetti
ПАВИЛЬОН ВЫСШЕЙ ГАРМОНИИ (Пекин)



IGDA
ПЛАКАТ периода культурной революции



IGDA/M. Bertinetti
КИТАЙСКАЯ ДЖОНКА на Янцзы



IGDA/W. Buss
СТАРАЯ ЧАСТЬ ШАНХАЯ



IGDA/W. Buss
НОВЫЙ ШАНХАЙ



IGDA/W. Buss
ПУТЬ ВЫСОКОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ (Пекин)


ЛИТЕРАТУРА

Масленников В. Китай: политико-экономический очерк. М., 1946
Овсиенко И.Х. Китай: экономико-географический обзор. М., 1959
Гудошников Л.М. Политический механизм Китайской Народной Республики. М., 1974
Софронов М.В. Китайский язык и китайское общество. М., 1979
40 лет КНР. М., 1989
Энциклопедия Нового Китая. М., 1989
Гельбрас В.Г. Экономическая реформ в КНР: очерки, наблюдения, размышления. М., 1990
История Китая. М., 1998

Искать информацию по запросу: КИТАЙ на eBay аукцион * на аукционе EnterCenter * в магазине Озоне
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
1611 King James Bible, 1st Edition

$82.00
End Date: Saturday Apr-20-2019 17:59:22 PDT
Buy It Now for only: $82.00
|
Easton Press The Enchantress of Florence Salman Rushdie Signed First Edition

$40.00
End Date: Saturday Apr-20-2019 17:46:56 PDT
Buy It Now for only: $40.00
|
WHAT'S MY NAME- book by EDNA EICKE

$19.00
End Date: Thursday Apr-4-2019 8:06:57 PDT
Buy It Now for only: $19.00
|
Lot of 10 Old Vintage Hardcover Books

$92.50
End Date: Saturday Apr-20-2019 19:21:50 PDT
Buy It Now for only: $92.50
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
 
 Российский гуманитарный энциклопедический словарь. Том I. А - Ж
Российский гуманитарный энциклопедический словарь. Том I. А - Ж
Гуманитарный словарь - значит словарь, объединяющий гуманитарные науки: историю, филологию, искусствоведение, философию, этнографию и пр. Читатель найдет в нем информацию о лицах, явлениях, предметах и понятиях, в совокупности составляющих отечественную историю и культуру. Словарь содержит более 10 тысяч статей, значительная часть которых посвящена предметам, впервые попадающим на страницы информационно-справочной литературы.

Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей....

Цена:
286 руб

 Российский гуманитарный энциклопедический словарь. Том III (П-Я)
Российский гуманитарный энциклопедический словарь. Том III (П-Я)
Гуманитарный словарь - значит словарь, объединяющий гуманитарные науки: историю, филологию, искусствоведение, философию, этнографию и пр. Читатель найдет в нем информацию о лицах, явлениях, предметах и понятиях, в совокупности составляющих отечественную историю и культуру. Словарь содержит более 10 тысяч статей, значительная часть которых посвящена предметам, впервые попадающим на страницы информационно-справочной литературы.

Настоящее издание может рассматриваться и как справочник, и как книга для чтения, рассчитанная на самый широкий круг читателей....

Цена:
286 руб

Ежегодник Большой Советской Энциклопедии. Выпуск 16
Ежегодник Большой Советской Энциклопедии. Выпуск 16
Ежегодник 1972 года - шестнадцатый выпуск в серии Ежегодников Большой Советской Энциклопедии. Как и предшествующие ему выпуски, новый Ежегодник - самостоятельное универсальное справочное издание.

В Ежегоднике БСЭ 1972 года сохранены все разделы, ставшие постоянными в этой энциклопедии года,- о Советском Союзе, союзных и автономных советских республиках, о зарубежных государствах, несамоуправляющихся территориях и колониях; о международных организациях и конференциях; обзоры экономики социалистических, капиталистических и развивающихся стран; раздел о развитии связей между коммунистическими и рабочими партиями; разделы о науке и технике; спорте; биографические статьи-справки и др. Открывается Ежегодник статьей, в которой освещается историческое значение образования Союза ССР, рассказывается о пути, пройденном первым в мире социалистическим государством.

Сообщаемые в Ежегоднике 1972 года сведения ограничены, как правило, хронологическими рамками 1971 года. Некоторые цифры, опубликованные в предыдущих выпусках, были изменены, т. к. они уточнялись. Данные за 1971 год в ряде случаев предварительные. В основу экономических показателей для СССР и союзных республик положены материалы Центральных статистических управлений при Совете Министров СССР и Советах Министров союзных республик, для зарубежных стран - официальные национальные статистические и другие справочные издания, а также публикации ООН. Сведения о здравоохранении, народном образовании, печати и транспорте в союзных советских республиках сосредоточены в соответствующих разделах статьи "СССР".

Как и ранее, благодаря содействию организаций ряда социалистических стран, общества "Австрия - СССР", Английского общества по культурным связям с СССР, обществ "Бельгия - СССР", "Италия - СССР", "Нидерланды - СССР", "Общества содействия развитию отношений между ФРГ и СССР", "Финляндия - СССР", "Франция - СССР", "Швеция - СССР", Института культурных связей "Бразилия - СССР", Японской ассоциации культурных связей с зарубежными странами, а также отдельных организации и лиц из Аргентины, Индии, редакции Энциклопедии "Британика" в Ежегоднике помещены статьи, знакомящие с культурной жизнью соответствующих стран....

Цена:
295 руб

Ежегодник Большой Советской Энциклопедии. Выпуск 15
Ежегодник Большой Советской Энциклопедии. Выпуск 15
Ежегодник 1971 года - пятнадцатый выпуск в серии Ежегодников Большой Советской Энциклопедии. Как и предшествующие ему выпуски, новый Ежегодник - самостоятельное универсальное справочное издание.
В Ежегоднике БСЭ 1971 года сохранены все разделы, ставшие постоянными в этой энциклопедии года, - о Советском Союзе, союзных и автономных советских республиках; о зарубежных государствах, несамоуправляющихся территориях и колониях; о международных организациях и конференциях; обзоры экономики социалистических, капиталистических и развивающихся стран; раздел о развитии связей между коммунистическими и рабочими партиями; разделы о науке и технике; спорте; биографические статьи-справки и др. Открывается Ежегодник статьей о XXIV съезде КПСС и статьей, посвященной 100-летию со дня рождения В.И.Ленина. В биографическом разделе Ежегодника опубликованы справки о всех лицах, избранных XXIV съездом КПСС в руководящие органы партии.
Сообщаемые в Ежегоднике 1971 года сведения ограничены, как правило, хронологическими рамками 1970 года. Некоторые цифры, опубликованные в предыдущих выпусках, были изменены, т. к. они уточнялись. Данные за 1970 год в ряде случаев предварительные. В основу экономических показателей для СССР и союзных республик положены материалы Центральных статистических управлений при Совете Министров СССР и Советах Министров союзных республик, для зарубежных стран - официальные национальные статистические и другие справочные издания, а также публикации ООН. Сведения о здравоохранении, народном образовании, печати и транспорте в союзных советских республиках сосредоточены в соответствующих разделах статьи "СССР".
Как и ранее, благодаря содействию организаций ряда социалистических стран, общества "Австрия - СССР", Английского общества по культурным связям с СССР, обществ "Бельгия - СССР", "Италия - СССР", "Нидерланды - СССР", "Финляндия - СССР", "Франция - СССР", "Швеция - СССР", Института культурных связей "Бразилия - СССР", Японской ассоциации культурных связей с зарубежными странами, а также отдельных организаций и лиц из Австралийского Союза, Аргентины, редакции Энциклопедии "Британика" в Ежегоднике помещены статьи, знакомящие с культурной жизнью соответствующих стран.
Как правило, упоминаемые в статьях Ежегодника названия новых литературных произведений, пьес и кинофильмов, выпущенных не на русском языке, даются в буквальных переводах, за исключением тех случаев, когда в русской советской печати за этими произведениями закрепились другие названия....

Цена:
343 руб

Весь мир. Энциклопедический справочник. Флаги, гербы, территория, статистические данные о всех странах
Весь мир. Энциклопедический справочник. Флаги, гербы, территория, статистические данные о всех странах
Энциклопедический справочник "Весь мир" содержит статистическую информацию 1995-1996 годов о всех странах мира, включая гербы, флаги, государственное устройство, национальные валюты, протяженность сухопутных и морских границ и много других полезных и любопытных сведений.
Справочник рассчитан на широкий круг читателей....

Цена:
255 руб

100 великих путешественников
100 великих путешественников
Книга, продолжающая серию «100 великих», рассказывает об открытиях и удивительных судьбах великих путешественников и землепроходцев разных эпох и стран. Читатель встретит среди героев книги Геродота и Страбона, Марко Поло и Ибн Баттуту, Афанасия Никитинаи Франсиско Писарро, Эрнана Кортеса и Ермака, Ерофея Хабарова и Семенова - Тян - Шанского, Николая Пржевальского и Миклухо - Маклая, Роберта Пири и Руала Амундсена....

Цена:
299 руб

 Новая Российская энциклопедия. В 12 томах. Том 6(2). Зелена-Гура - Интоксикация
Новая Российская энциклопедия. В 12 томах. Том 6(2). Зелена-Гура - Интоксикация
Фундаментальное универсальное справочно-информационное издание, представляющее читателям картину мира, отражающую современное состояние научного знания.

Энциклопедия ориентирована на широкие круги читателей: от школьников и студентов до специалистов по различным отраслям знаний, деятелей культуры, политиков, предпринимателей....

Цена:
2309 руб

 Новая Российская энциклопедия. В 12 томах. Том 7(2). Казарки - Квазистационарный
Новая Российская энциклопедия. В 12 томах. Том 7(2). Казарки - Квазистационарный
Фундаментальное универсальное справочно-информационное издание, представляющее читателям картину мира, отражающую современное состояние научного знания.

Энциклопедия ориентирована на широкие круги читателей: от школьников и студентов до специалистов по различным отраслям знаний, деятелей культуры, политиков, предпринимателей....

Цена:
3128 руб

Большая Российская энциклопедия. В 30 томах. А - Анкетирование
Большая Российская энциклопедия. В 30 томах. А - Анкетирование
"Большая Российская энциклопедия" - фундаментальное энциклопедическое издание, характеризующее природу, население, экономику, историю, науку, искусство, технику и другие важные аспекты современного состояния и прошлого мировой цивилизации. В подготовке энциклопедии принимают участие ведущие отечественные и зарубежные ученые....

Цена:
1443 руб

Энциклопедия Книжного клуба "ХХI" век. Том 2. А-Б
Энциклопедия Книжного клуба "ХХI" век. Том 2. А-Б
Двадцатитомная популярная энциклопедия, охватывающая большинство областей знаний.
Адресована широкому кругу читателей....

Цена:
126 руб

2007 Copyright © EduSPB.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Угостить администратора сайта, чашечкой кофе *https://paypal.me/peterlife
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика